Форум анимешников


Форум анимешников

Здесь общаются анимешники =^ω^=
 
ФорумПорталРегистрацияВход
Кликни на картинку.Наша группа ВКонтакте
Последние темы
» флудилка^^
Пт Май 05, 2017 11:03 pm автор Shinku

» Помогите найти аниме по описанию!)
Ср Янв 25, 2017 11:16 am автор jesterD

» Стихи собственного сочинения
Чт Дек 22, 2016 2:33 am автор Shinku

» Boku no Hero Academia/ Моя геройская академия
Сб Мар 19, 2016 2:47 am автор Somnians

» Игра "Слова"
Вс Дек 20, 2015 8:41 pm автор Somnians

» Игра "Бутылочка"
Сб Дек 12, 2015 7:34 pm автор Няха

» 1000 чертят х)
Сб Дек 12, 2015 7:33 pm автор Няха

» Игра/Противоречие
Чт Дек 03, 2015 4:09 pm автор Mitsuki

» Продолжи...
Пт Июн 19, 2015 11:19 pm автор Няха


Поделиться | 
 

 Падший рай

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз 
АвторСообщение
Няха
Администратор
Администратор
avatar

Женщина Сообщения : 1397
Очки : 2288
Репутация : 19
Дата регистрации : 2011-02-19
Возраст : 19
Откуда : «невесомость»

СообщениеТема: Падший рай   Вс Ноя 03, 2013 11:18 pm

Падший рай.

Автор: Няха(то есть я ^^)
Фэндом: Ориджиналы
Рейтинг: R
Жанры: Ангст, Драма, Фэнтези, Мистика
Предупреждения: Насилие
Размер: планируется Миди

Описание:

Действия происходят в 2014 году. Судьба человечества стоит на грани полного уничтожения. А все это из-за того, что на людей обрушилось огромное несчастье. Об этом дне сложены легенды, которые мало кто осмеливается рассказывать. В тот проклятый день люди познали настоящий ужас, таившийся в глубине их сердец, они осознали свои грехи, но было уже поздно. Во всей этой суете мы узнаем о судьбе одной девушку и её небольшой семьи, которые живут в Богом забытом городке под названием Анзу.

Публикация на других ресурсах:

Где угодно, но пришлите, пожалуйста, ссылку.

Примечания автора:

Увы, как бы это печально не было, но главы фанфика писать каждый день не получается. Просто недостаток времени(( Но, несмотря ни на что, я буду стараться как можно скорее писать продолжение :3

Пролог.
Уже прошло 2 года с тех пор, как погибли родители. Жизнь постепенно возвращалась на круги своя, и я переставала грустить, хотя это совсем ещё недавно я не смогла бы вообразить.
Меня зовут Ямасаки Хана. Мне 16 лет. Я живу в небольшом городке Анзу. Своё название он получил благодаря тому, что помимо сакуры, которая окружала это тихое местечко, здесь росло много персиковых деревьев. Несмотря на всю красоту здешних просторов, наш родной край является самым забытым местечком во всей Японии. Это одна из причин резкого уменьшения населения в моём любимом поселении.
Люди, живущие у нас, в основном пожилые, дети которых спились из-за горя и безработицы, либо полегли на кровопролитной войне. Оставшиеся же старались выезжать в столицу, несмотря на бесконечные военные действия, которые вовлекали в себя всё больше и больше жертв. Япония уже давно была на грани вымирания, ведь именно наша страна являлась источником некого «Кор Нокте», которого так сильно возжелали внезапно появившиеся недруги, существа, которые высокомерно прозвали себя демонами.
Мне говорили, что когда эти монстры вступили на землю, небеса покрыл мрак, животные стали умирать, цветы вянуть, людей постигли новые неизлечимые болезни.
Они были ужасны. Действовали не торопясь, уничтожали селения и города, всегда старались сделать всё так, чтобы было много крови.
Эти чудовища действовали безжалостно: издевались над детьми, мучили до смерти женщин и мужчин, которые не имели к армии никакого отношения. Настоящие нелюди, которые были намного сильнее, нет, их мощи не было предела. Одна такая тварь могла убить человека одним пальцем.
При всем том иногда отличить их от обычного человека было невозможно.
Нас различало лишь то, что они были необыкновенно красивы.
В последнее время, как говорилось в новостях, они стали неузнаваемы. Когти на руках исчезли, красные глаза поменяли оттенок, уши, похожие на те, что в фильмах у эльфов, стали как у людей.
Такая вот новость окунала население всего мира в страх и отчаяние.
Эксперты прозвали это маскировкой. Не исключено, что сейчас такие вот чудища бродят среди нас, скрывая свои личности, чтобы потом, подобравшись поближе к человеку сожрать его с потрохами.
Всё это вводило общество в глубокую депрессию. Дьявольские отродья постепенно погружали мир в хаос.

______________
без музыки наша жизнь пуста и бессмысленна...
Вернуться к началу Перейти вниз
http://animefan.forum2x2.ru
Няха
Администратор
Администратор
avatar

Женщина Сообщения : 1397
Очки : 2288
Репутация : 19
Дата регистрации : 2011-02-19
Возраст : 19
Откуда : «невесомость»

СообщениеТема: Re: Падший рай   Вс Ноя 03, 2013 11:18 pm

Глава 1.
POV Хана

-Девять часов?! – вдруг раздался громкий вопль из трубки телефона, - мать моя, Хана, с какого хрена ты меня не разбудила?!
Сколько бы я не учила эту девчонку говорить по этикету, всё было без толку.
Я глубоко вдохнула, пытаясь собраться с мыслями, затем выдохнула. Сейчас, пожалуй, свежий воздух мне бы не повредил. Мне открывалась о, Великая картина будущего, в которой, кхм, на меня дико орала моя лучшая подруга детства, нет, она была больше, чем «лучшая подруга». Азума была для меня самой настоящей сестрой, которая, порой, заменяла мне родителей, а также просто весёлой и жизнерадостной девчонкой, которая сидела со мной за одной партой.
-Эмм…послушай, Азума - тян, я же тебе говорила, что будильник нужно ставить на два раза, - наконец заметила я.
Девушка немного остыла, однако кровавой битвы с участием портфеля, который в скором времени должен был оказаться у меня в голове, никто не отменял.
-Я же тебя попросила! – жалобно пропищала девушка.
Действительно, её детский голосок вывел меня из строя. Мне стало жалко её, поэтому я больше ничего не смогла сказать. Она была права…хотя.
-Слушай, подруга, я сама ведь проспала, - начала я, почесывая голову, - так что ты всё с той же чистой душой можешь поднять свою пухлую попу, взять свой «мешок с кирпичами» и пойти в школу. А я, пожалуй, посплю, после чего мне нужно будет кое-куда сходить.
Вдруг протестующее бурчание с другого конца затихло.
-Сегодня…да? – тихо спросила брюнетка.
Я на автомате оглядела комнату, в поисках ТОЙ самой вещи, которая была мне очень дорога. Мой взгляд остановился на старой серебряной рамке, украшенной алыми розами, которые придавали предмету ещё больше древности, красоты и некой загадочности. Внутри неё находилась чёрно-белая фотография, на которой были изображены по-настоящему радостные люди. На самом деле там была одна самая обычная семья: женщина с ярко-рыжими волосами, широко улыбалась, обнимая девочку, скорее всего дочку, лет семи; на руках у малышки сидел совсем махонький мальчик с большими карими глазами…он так смешно вцепился в игрушечного плюшевого мишку. А позади всех стоял мужчина с типичной японской внешностью: чёрные длинные волосы, аккуратно собранные в хвост, темные добрые глаза, в которых, казалось, можно было утонуть, а ещё…таинственная улыбка, которую я буду помнить всю свою оставшуюся жизнь. Да, это была моя семья.
Я не сразу поняла, что по моей бледной щеке катится одинокая слезинка.
Оторвав свой взгляд от диковиной штучки, я попыталась успокоиться. Мне не хотелось испугать мою «сестричку», каковая за всё это время не промолвила и слова. Мне стало не по себе. Нужно было срочно поднять настроение.
-Да, - наигранным по-детски беззаботным голосом, в конце концов, выдавила я.
Возможно, она уже поняла в чём дело и, проявляя сочувствие, не хотела меня беспокоить.
Тишина оказалось недолгой.
-Ясно, - она по ходу тоже попыталась меня развеселить, хотя в голосе всё ещё чувствовалась горечь, - слушай, Хана – тян, хочешь, схожу с тобой?
Я задумалась, но ненадолго. Естественно, мое эгоистичное эго хотело, чтобы Азума пошла со мной, однако хладный разум был превыше всего.
-Нет, извини, я должна идти одна.
Это было правдой, ведь в любом случае этой пацанке нужно было исправлять оценки (в лучшую сторону, конечно же).
Тем не менее, я знала, что споры с ней – до чёртиков бесполезная вещь. Однажды, в детстве, одна девчонка попыталась отстоять свою точку зрения, однако ей это не удалось. Они спорили около трёх часов и всё из-за того, представляете, что Азуме было мало места в песочнице. Сейчас это звучит до абсурда нелепо. Все-таки, то времечко я вспоминала с улыбкой до ушей.
-Ой-ёй! Во сколько пойдём? – настоятельно проговорила собеседница.
Я тяжело вздохнула, но почему-то уголочку губ сами по себе поползли наверх.
-Я не буду сопротивляться, мой король! – сквозь смех произнесла я, прижав руку к сердцу.
Всё-таки наш спор изначально был решён.
-Эх,…ладно, - промычала я, - скоро со школы должен вернуться Тоширо, вот тогда уж и подумаем.
-Ок. Тогда я буду ждать твоего звонка, - радостно пискнула Азу – тян, - кстати, сестренка.
-Да-да?
-Извини за вопрос, но ты не боишься ли за своего братца, а то ведь сейчас такое творится, - всё говорила подруга, - может было бы лучше забирать его?
Меня осенило. Вспомнив недавние события, меня окутала паника.
Вдруг из телефонной трубки послышались гудки. Сбросила или же связь пропала?
Но спокойствия мне сейчас не давала единственная мысль: «Все ли в порядке с братиком?»
С гостиной доносились голоса, видимо опять заработал еле дышащий старый телевизор. Из-за плохой погоды звук шипел, чтобы разобрать речь по «старику» мне пришлось сделать несколько широких шагов.
Конечно, тот факт, что городской канал заработал, несомненно, обрадовал меня, однако то, о чем там шла речь - меня насторожило, заставило сглотнуть.
«Сегодня 22 марта ровно в 12.10 был уничтожен центральный город Японии, расположенный на юго-западе острова Хонсю на побережье Внутреннего моря в префектуре Хёго региона Кинки. Количество жертв пока неизвестно. Выжившие не найдены. Сейчас правительство обсуждает решение выдвинуть войска на место…».
Меня передернуло. К горлу подходил комок.
На улице менялась погода. Обычный солнечный денек умирал, превращаясь в серый, унылый пейзаж. Вдали слышались долгие раскаты грома, хмурые облака поблескивали яркими вспышками света.
По-видимому, даже природа оплакивала несчастных погибших, чьи жизни унесла с собой никому не нужная битва.
-Не…ненавижу, - тихо прошептала я. Обмякшие от слез губы двигались сами по себе.
По окну ударили первые капли холодного дождя. Порывы появившегося из неоткуда ветра, раскачивали деревья, переворачивали уличный мусор. Коробка для бездомных котят, которых там уже давно не было, взлетела на несколько сантиметров над землей и кубарем покатилась по дороге, скрываясь из моего поля зрения. Начался ливень.
-Тоши…ро.

______________
без музыки наша жизнь пуста и бессмысленна...
Вернуться к началу Перейти вниз
http://animefan.forum2x2.ru
Няха
Администратор
Администратор
avatar

Женщина Сообщения : 1397
Очки : 2288
Репутация : 19
Дата регистрации : 2011-02-19
Возраст : 19
Откуда : «невесомость»

СообщениеТема: Re: Падший рай   Вс Ноя 03, 2013 11:19 pm

Глава 2
Запись из дневника: 22 марта. Сегодня я непонятным образом выжила…смерть была так близко, на долю мгновения я почувствовала её холодное прикосновение. Мне было страшно за Тоширо, но, слава Богу, он в полном порядке. Та рука, загородившая меня от острого обломка доски, летящего мне прямо в сердце, почему защитила меня? Кто же спас меня?

POV Хана

Свет. Он такой теплый и яркий, неужели я умерла? Нет, я чувствую боль, значит это фальшивая правда? А может это мое сознание пока еще пытается жить, удерживает меня в этом мире.
В голове всплывали последние события, которые никак не могли уложиться куда-нибудь на дальнюю полочку моего сознания: ветер, мне холодно, страшно, я зачем-то перехожу пустынную улицу, кажется пытаюсь найти кого-то, но вдруг я теряюсь, все плывет, я не могу ничего разглядеть, лишь расплывчатые силуэты, в отчаяние я перехожу на громкий жалобный крик, возможно последний в моей жизни, прошу о помощи. И тут мне в глаза бросается очень яркая деталь, которая на огромной скорости направляется прямо в мою сторону. И тут…

-ЧЕРТОВКА, ХАНА!!! – раздался громкий вопль на все помещение, заставивший меня вынырнуть из туманного мира воспоминаний.
Ну, скажем так, что вышесказанное легко описано. На самом деле я подлетела с кровати (по-видимому, я была в больничной палате), заорала в ответ от неожиданности.
-Что, где…что с..случилось!? Что, черт побери, происходит!? – наконец смогла выкрикнуть я, но сразу же остыла.
На чистом полу сидела моя любимая «сестричка» с покрасневшим от слез лицом. Азума смотрела на меня своими широкими янтарными глазами, в которых самая настоящая трагедия начинала оборачиваться детской радостью.
-Хх..хана-тян! – пропищала подруга, потирая глаз, бросаясь на меня с медвежьими объятиями. – Я…ты так меня напугала! Чуть ли не до смерти! Мне позвонили и сказали, что ты в больнице, так как я твой самый близкий человек, я помчалась изо всех сил…
И тут ко мне начала возвращаться память.
Да, именно так. Начиналась страшная буря. Я безумно волновалась за своего младшего братика, боялась, что с ним может что-то случиться, что-то страшное и необратимое.
Тогда я быстро надела старые потерявшие свой оттенок от пройденного времени кеды и понеслась в младшую школу, которая находилась не далеко от реки. Я будто бы сердцем чувствовала, что Тоширо не сразу пойдет домой, а завернет к старой сакуре, чтобы, как всегда, немного побыть одному.
Связь пропала, я не смогла дозвониться до него. Мало-помалу меня одолевал шок, я впадала в истеричное состояние. Одна из деталей, которая мне хорошо запомнилась это то, что я не взяла свой черный, как чернила, зонт, хотя он вряд ли бы мне помог. Я побежала по центральное дороге, облокачиваясь о стены близлежащих домов. На улице никого не было, я осталась наедине с собственным сердцебиением, которое заглушало стоны ветра. Из-за него я потеряла счет времени. Безысходность…
-Эй, сестренка-тян, ты меня слушаешь вообще? – не успокаивалась подруга.
Однако её слова улетали неуслышанными куда-то вдаль. Сейчас я находилась в собственном мире, где не было места для посторонних тем.
Но вдруг по щеке резко начала распространяться боль. Меня вклеило в спинку больничной койки.
Это была «фирменная пощечина Азу-тян».
-Больно же, - потирая место удара, обиженным голосом промычала я.
Удовлетворенная собственным поступком, черноволосая лишь расплылась в широченной улыбке.
-Ну а что ты мне предлагала сделать, я, значит, тут перед тобой распинаюсь, рассказываю о том, сколько угрызений совести я испытала за этот день, а ты меня даже не слушаешь!? – все тем же обиженным тоном продолжала моя подруга.
И тут до меня наконец-то дошло. Я нахожусь в больнице, нет, не подумайте, это не лечение! Я весь день продрыхла на больничной постели, витала в прекрасных снах.
-Вот блин, а как же Лалу? Я ведь ушла из дому и не покормила её! – начала я.
Лалу – моя кошка, по совместительству мой охранник от ночных чудовищ, прячущихся у меня под кроватью (да-да, я просто адски боюсь темноты), верная подруга, с которой я делюсь всеми переживаниями и тайнами. Вы, наверное, подумаете, что разговоры с кошкой – это уже начальные симптомы шизофрении, но я не смогу с вами согласиться. После гибели моих родителей, именно эта полосатая мордашка поддержала меня больше всего. Лалу приходила ко мне каждые 5 минут, громко мурлыкала, обтиралась…её взгляд…мне до сих пор кажется, что она все понимает, разумеет мою душевную боль. Своим существование она спасла мою душу, будто Ангел-хранитель из тех самых старых бабулиных сказок.

-Хех, да не волнуйся ты так, сестрена, - по-матерински ласково произнесла Азума, однако сразу же сменила тон речи, начала фразу с боевым характером, видимо хотела поддержать меня, - твоя могущая котэ и сама себе еду найдет, помнишь тот случай с голубем, ну, который ещё осенью произошел?
Она уставилась на меня ожидающим взглядом своих янтарных больших глаз. Я так и не поняла, почему ей было так интересно это узнать.
-Конечно, помню! - ответила я, мне не хотелось продолжать разговор на эту тему. Я помню, что потом голубь не смог взлететь, нам пришлось его удушить, рана была слишком серьезная: разорванное крыло, прокусанная шея, бедная птица истекала кровью. В нашем городе нет ветеринарной больницы, голубь был обречен погибнуть.
-В любом случае мне нужно спешить, - наконец добавила я, вставая с кровати.
Краем глаза я будто бы заметила, что Азума пытается меня остановить, но скорее всего мне просто показалось. На удивление, я вскочила довольно быстро и грациозно, даже не пошатнувшись. Это могло лишь означать то, что я полностью здорова…да, заодно и выспавшаяся.
Повисло молчание, однако оно оказалось не долгим.
-Сестренка, я не долго, хочу сходить уже наконец-то пописать, а то сейчас получится во – о – оттакенный конфуз, - девушка обвела руками мою палату, затем покраснев, выпалила следующее: «Не дай Бог такое произойдет, потом же будешь меня позорить при всех!».
В конце фразы она бодро подпрыгнула, поцеловав меня в щеку теплыми губами, затем вылетела из комнаты с громким смехом. Да уж, пациенты и персонал, наверное, подумают что-то не то. Но мне было все равно, я тоже заразилась её веселым смехом.
Я осталась наедине с самой собой. Теперь действительно было время подумать, построить план ближайших действий.
-Ну, в любом случае – первым делом я должна забрать Тоширо, - поручила я сама себе.
Я не особо волновалась за него, ведь с детства у нас какая-то странная связь, благодаря которой мы могли чувствовать состояние друг друга. Тогда дома, я вдруг почувствовала опасность, которая направлялась в сторону братика, но сейчас я была на сто процентов уверена в том, что с ним все хорошо.
На моем лице невольно возникла улыбка. Мне было приятно знать, что он в порядке, и я убеждена в том, что он тоже рад знать, что я жива.
На выходе из палаты я наконец-то заметила все то, что творилось за окном: та самая страшная буря превратилась в обычный пасмурный денек, черные тучи стали бледно-серыми, их почти не было заметно, однако солнца не было видно; единственное, что выдавало прошедший шторм – это различные вещи, мусор, которые валялись, как я уже сейчас поняла, наверное по всему городку. Очень странно, что на улицах было многолюдно, однако сему чуду было хотя бы какое-то оправдание, ну, лично я думаю, что они решились помочь, точнее, очистить свой хоть, возможно и не любимый, но как-никак родной город. Мусора действительно хватало. Однако в воздухе чувствовалась атмосфера сплоченности, народ, собравшийся около больницы, ловко и быстро поднимали мусор, складывая его в пакеты, которые уже были направлены в огромные поржавевшие от времени и от погодных условиях, старые грузовики.
Но вдруг меня отвлек резкий порыв ветра, который врезался в захлопнутое окно, с грохотом отворив его. Окна задрожали, я будто бы на себе прочувствовала их колебания.
В комнате стало холодно, повеяло не особо приятным запахом, я бы даже сказала, раздражающим. По-видимому, где-то в конце города начинали жечь мусор.
Нужно было идти.
Я шла по больничному коридору, он был на удивление пустым, за все время я заметила лишь одну медсестру, которая стояла за справочным столом, что-то заполняла в своей тетради.
-Эм, здрасте, - тихо, но четко сказала я.
Низкая девушка с круглым личиком видимо не заметила меня. Она была полностью с головой погружена в тетрадь с какими-то записями, похоже, что это был журнал со списком больных. Приглядевшись, я разглядела его лучше. Прямоугольная тетрадь с пожелтевшими листами, она вся была исчерчена синей шариковой ручкой. Как бы я не старалась, но врачебный почерк я не смогла разобрать.
Тогда я решила обратиться более решительнее.
-Девушка, здравствуйте. Могли бы вы мне помочь?
Вдруг низкая худощавая блондинка с писком подпрыгнула, видимо она даже не ощутила чужого присутствия.
Затем из неё вылетел истерический смешок, и девушка наконец-то заговорила, хоть и заикаясь.
-А, з – здравствуй! – поприветствовала она улыбаясь.
Где-то десять секунд она вглядывалась мне в лицо своими синими, как летнее небо, глазами.
-Ты, наверное, Хана-чан? – любезно спросила она.
Я хотела сказать, но не успела.
Она мельком пробежала взглядом по списку и радостно выпалила: «И, небось, ищешь своего братика Тоширо-куна, верно?»
Она лишь ещё шире улыбнулась, спокойно ожидая ответа.
-Вы очень проницательны, - выпалила я, если честно мне стало немного не по себе, но я не подала вида. – Да, Ямасаки Тоширо, одиннадцатилетний мальчик.
Блондинка начала хихикать. Она встала из-за стола, обошла его и попросила последовать за ней.
Мы шли около двух минут, не больше. Нам пришлось спуститься на первый этаж в детское отделение.
Проводив меня, она вежливо попрощалась со мной, любезно пожелав всего хорошего.
Теперь я стояла в длинном ничем не примечательном сером коридоре детского отделения больницы напротив запачканной, видимо грязью, белой двери. Я уже собиралась зайти, как из комнаты донесся радостный звонкий смех, который мог принадлежать лишь единому человеку – моему брату.
На моем лице непроизвольно появилась улыбка, теперь я знала, что с ним действительно все в порядке и он в хорошем настроении.
Стоит заметить, что я забыла тот день и тот час, когда Тоширо смеялся. В последние годы он был молчаливым и депрессивным, не любил толпы людей и праздники, даже если и приходилось на них появляться, ему становилось плохо, и он незаметно для всех исчезал в какое-нибудь уединенное местечко.
У него не было никаких друзей. Те, кто общались с ним рано или поздно отворачивались от него, поясняя это тем, что он ошибка природы. На самом же деле их родители просто запрещали общаться своим детям с Тоширо и вообще подходить к этому «ребенку со странностями». После смерти родителей нашу семью стали побаиваться, а некоторые беспричинно ненавидеть.
Эти самые гнилые люди когда-то подлизывались к нашему отцу, так как он был весьма известным политиком, а ещё обаятельным, красивым и просто душевным человеком, к которому всегда можно было обратиться с любой проблемой, причем он никогда не отказывался помочь.
С улыбкой на лице я потянула ручку двери. Старая деревянная дверь отворилась.
Яркий солнечный свет вылетел из палаты. И когда погода успела так измениться?
Я сделала пару шагов вперед и заметила, что смех утих.
На больничной кровати сидел, свесив свои худенькие ножки, мой братик и широченно улыбался.
В свою очередь, я тоже улыбнулась ещё больше.
-Брати… - не успела договорить я, как Тоширо кинулся ко мне с распростертым объятиями.
-Сестренка, моя дорогая сестренка, - тихо проговорил братик, прижавшись ко мне, как когда-то в детстве.
Это было просто удивительно. Его будто подменили. Это меня слегка насторожило, ведь вдруг врачи вкололи ему какое-нибудь успокоительное средство, которое ему нельзя давать, ведь на препараты этого рода у него аллергия.
Я легонько приподняла его челку и внимательно осмотрела его лоб, однако никакой сыпи не нашла.
-Хана? – забеспокоился братик, видимо он не понимал в чем дело.
Однако я не успокаивалась.
-Они…они что-нибудь кололи тебе, не помнишь? – всё не унимаясь говорила я, бегающим взглядом осматривая его. Признаков аллергии не было.
И тут Тоширо взял мою руку и своей холодной приложил снова к своему бледному лбу.
-Сестренка, все правда в порядке, видишь, у меня ведь нет температуры, - он ещё шире улыбнулся, аккуратно снимая руку со лба, - я рад, что с тобой все в порядке.
И вправду. Одним из самых главных признаков аллергии была высокая температура, которую было сложно сбить.
Я наконец-то вздохнула спокойно.
-Я…я тоже в порядке, - тихо вымолвила я, потрепав его темные локоны, доставшиеся от отца.
Мы оба засмеялись.
Ведь действительно, когда погода так кардинально поменялась? Солнце даже начало припекать. Странно как-то все это. Может затишье перед бурей? Из открытого окна, на котором стояла миленькая вазочка ярко зеленого цвета, подул теплый поток ветра, заставив эту диковинную штучку пошатнуться.
С прекрасной белой розы, стоявшей в вазочке, упало несколько лепестков, которые слетели с подоконника и упали прямиком на соседнюю кровать.
Я машинально посмотрела в ту сторону. Честно говоря, за то время, проведенное в палате Тоширо, я и не заметила, что кроме нас тут кто-то есть.
На той самой соседней кровати сидел парень, лет двадцати – двадцати двух. Он был одет в белоснежную футболку, сверху которой был черный, как сама тьма пиджак, похоже, что из шерсти.
Он сидел и пристально смотрел на меня сквозь черную челку своими голубыми, как сама небесная гладь, глазами. Это заставило меня испугаться ещё больше.
Я громко взвизгнула и подпрыгнула.
Как, как я не могла заметить его?!

______________
без музыки наша жизнь пуста и бессмысленна...
Вернуться к началу Перейти вниз
http://animefan.forum2x2.ru
Няха
Администратор
Администратор
avatar

Женщина Сообщения : 1397
Очки : 2288
Репутация : 19
Дата регистрации : 2011-02-19
Возраст : 19
Откуда : «невесомость»

СообщениеТема: Re: Падший рай   Вс Ноя 03, 2013 11:19 pm

Глава 3. Потерянные части целого.

POV Хана


-К…кто э…это?! – заикаясь, промолвила я.
Юноша по-прежнему сидел и внимательно разглядывал меня. Теперь я уже начала думать, что со мной что-то не так.
Нервным взглядом я начала осматривать себя с ног до головы.
Может что-то с лицом не то? Но, что же мне делать!?
Я почувствовала, что глаза уже на мокром месте.
«Только не плакать!» – думала я.
Видимо мою истерику заметил и Тоширо.
-Сестренка, все в порядке? – взволнованным голоском спросил братик, схватившись за край моей клетчатой майки. Затем он оглядел комнату и остановил свой взор на том самом чёрноволосом.
-А, извини, забыл представить, - замялся брат, - это мой новый друг – Юки Нагата.
Он криво улыбнулся, было заметно, что он неловко себя чувствует.
Я конечно рада, что у Тоширо появился друг, и не просто рада, а по-настоящему счастлива. Но тот факт, что этим новым другом является какой-то странный тип, несомненно меня пугал.
-Хана, послушай, - начал было брат, однако его перебили.
Старая грязная дверь со скрипом шлепнулась о стенку, видимо её хорошенько стукнули ногой.
От неожиданности я и Тоширо передернулись, а Юки даже перевел свой взгляд в сторону шедшего из дверного проема шума.
-Юююки – кун, я на-ко-нец-то нашел твой любимый яблочно-морковный сок! – довольным голосом с ноткой феерической победы проорал светловолосый юноша.
В комнате повисла тишина, и лишь теплый ветерок посвистывал на улице, сдувая опавшие лепестки сакуры.
-Эээ, здрасте! – вымолвил незнакомец звонким, однако уже каким-то поникшим голосом, оглядывая меня.
-А! Понял! – продолжил парень. – Ты, наверное, Хана-чан, верно?
Он сделал несколько широких шагов в мою сторону и, как бы это странно не было, обнял меня своими на удивление крепкими руками.
Я почувствовала, как мое лицо начало превращаться в красный помидор.
Хотела я уже сказать, что мне больно, но меня опередили.
-Рё, отпусти её, - тихо промолвил Юки, прищурив свои загадочные голубые глаза. При этом его взгляд продолжал извергать спокойствие.
Голос…этот голос. Мой обезумивший взгляд упал на черноволосого.
В мгновение ока голосистый поставил меня на землю и добавил: «Я просто рад, что с Ханой-чан всё в полном порядке».
Я постаралась натянуть как можно искреннюю улыбку, не знаю, получилось ли.
И тут до меня дошло кое-что.
-Вы…это вы нас спасли? – спросила я, стараясь не показывать своего волнения, однако эмоции взяли свое, выплеснувшись наружу. Что-то между радостью и удивлением.
Краем глаза я заметила, что Тоширо кивнул.
В комнате повисла тишина, казалось, что атмосфера накололась, причем по непонятным причинам.
Очередной поток весеннего ветерка ворвался в ничем не примечательную палату. Упало ещё несколько лепестков.
-Так и было, - наконец раздался мужской голос. В этот раз блондин умиротворенно смотрел в сторону подвывающего ветерка за окном, будто чего-то ждал.
Тут его подхватил и сам не менее странный приятель.
-Рё, наверное, хотел сказать, что мы оказались не в то время, не в том месте. Так уж вышло, что во время бури мы пересекали ваш город и наткнулись на вас - беспомощных мышей, попавших в лапы природы, - все тем же бесстрастным тоном продолжал юноша, теребя свои прямые и черные, как уголь, волосы.
И тут меня понесло. Беспомощные мыши, значит? Я конечно благодарна, что они нас спасли, что со мной Тоширо все в полном порядке, но такие сравнения, какие-то маниакальные взгляды, вы уж извините.
Атмосфера в палате все накалялась, чувствовалось напряжение. Я сделала неловкий шаг назад, решив выразить свой протест, однако темноволосый парень меня прервал.
-В любом случае, я очень рад, что с вами все в порядке. – Промолвил Юки. – Однако последствия могли быть ужасными.
Договорив, он стремительно отвел свой взгляд к окну, по-видимому, задумавшись о чем-то.
Да уж, день выдался таким насыщенным, и нервы уже совершенно устали, делая из меня первоклассного психа. Осознав это, меня пробило на истерический смешок.
Внезапность этого ненормального смеха заставила всех уставиться на меня.
В конце концов, все закончилось хорошо. Теперь у Тоширо, по всей видимости, появились новые друзья. Я могла чувствовать его спокойствие (ну, не знаю, как ещё это можно назвать). Раз уж братик считает, что все в полном порядке, то и мне не о чем беспокоиться.
Громко выдохнув, я выпрямилась и сделала несколько размеренных шагов в сторону парней:
-Итак, господа, - я широко улыбнулась, и жестом руки показала на открытое окно, - предлагаю нам всем вместе сходить в кафе.
Сейчас же я почувствовала на себе недопонимающие взгляды.
Тут Юки встал и подошел вплотную к окну, посмотрев куда-то в глубину леса, окружавшего весь город.
-Я думаю, что на сегодня хватит приключений, - прищуриваясь, заявил темноволосый.
Ну, здорово! Теперь он ещё и грубит! Я почувствовала, что уголки моего рта нервно дергаются.
-Это значит, что сейчас вы уже планируете уходить? – из моих уст это прозвучало больше как утверждение, нежели вопрос. Я продолжала смотреть на лицо нового знакомого в надежде увидеть хоть какие-то эмоции, однако ими там даже не пахло. Его напыщенная самолюбивая рожица мне порядком начинала надоедать.
И вообще! Зачем я перед ним так унижаюсь? Я его всего-то час знаю, а стелюсь перед ним, будто обязана ему чем-то. Я, конечно очень благодарна, что он спас нас, особенно Юки (разумеется), однако нельзя же себя так вести перед людьми, с которыми ты еле-еле знаком.
Лампа в палате мерцала, по-видимому, из-за того, что доживала свое. В таком свету голубые, словно летние безоблачные небеса, глаза грубияна казались глубокими, как океан. В них читалась загадочность, одиночество…и…на глубине этого океана я разглядела какую-то тьму.
Видимо парень заметил, что я его изучаю. Он повернулся, и мы встретились взглядами. И вдруг произошло нечто странное. Мое спокойно трепыхавшееся сердце словно замерло, затем на него обрушилась ужасная боль, которая словно протыкала меня изнутри иглой. Похоже, что у этой иглы была и нить, которая медленно, но верно тянула меня…к нему. Мое сознание потупилось от адского колющего страдания, на лице появилась гримаса боли, я это чувствовала.
Последнее, что я заметила, как у Юки округлились глаза, а все остальные кинулись в мою сторону, ведь я теряла сознание.

***

Я сидела на обшарпанной бледно-зелёной лавочке, которая находилась на какой-то знакомой полянке. Вокруг было много цветов: красные герберы росли как раз возле странной лавочки, с которой у меня свисали ноги; белые ромашки были чуть дальше от меня, однако я смогла разглядеть их, несмотря на расстояние. Возле этих белоснежных растений красовались ещё какие-то цветы, нежно фиолетового оттенка, чем-то напоминавшие пионы. Я огляделась и увидела, что с одной стороны эту сказочную поляну окружает густой сосновый лес, из которого веяло древесиной. Я глубоко вдохнула и почувствовала, как мои легкие наполняются теплом. Было лето. С другой стороны находилась прекрасная прозрачная река, которая блестела на солнце. Я заметила её благодаря её бодрящему журчанию. За рекой виднелось продолжение полянки, однако вместо соснового леса на ней виднелись хоть и редкие, но такие завораживающие деревья сакуры. Я точно знала, что была здесь. Однако возникало чувство, что чего-то не хватало.
-Красиво, не правда ли? – вдруг раздался голос позади меня. Этот голос! Да, я точно его уже слышала. Когда-то давно, когда ещё Мария была жива.
Я обернулась и увидела милого темноволосого паренька, который широко мне улыбался и протягивал руку.
У него были знакомые мне черты: бледная ровная кожа, прямые черные как уголь волосы, которые были заметно растрепаны, прямой нос, высокие скулы, которые, не смотря на его мальчишеский возраст, придавали незнакомцу мужества, тонкие аккуратные губы, растянутые в улыбке.
Заглянув в его глаза, я увидела явную беззаботность и радость, но, не смотря на это, там присутствовали забота, мечты, надежды, и какая-то странная тень, от которой исходило много ненависти и злобы. Создалось такое ощущение, что она медленно поглощает его, я это чувствовала. Мне стало страшно, но лишь из-за того, что я боялась за этого пока что такого доброго и жизнерадостного мальчишку.
Проникнув в глубину его души, в голове возникли воспоминания. Тусклые картинки кружились у меня перед глазами, от чего у меня заболела голова. Вдруг я увидела перед собой этого незнакомого знакомого, однако в этот раз он был намного выше и крупнее. Вся жизнь и радость исчезла из его небесных глаз, они стали мертвыми, теперь в них были только тоска, грусть и одиночество, сковывающее душу.
Заметив на себе мой взгляд, он протянул ко мне руку, также как тот мальчик и криво улыбнулся. В этот раз его улыбка не была счастливой, в ней можно было прочитать безысходность, ту самую, которая читалась у его маленькой копии на дне души. Запутанные нити начали распутываться, образую истинную картину.
-Ю…юкки?

______________
без музыки наша жизнь пуста и бессмысленна...
Вернуться к началу Перейти вниз
http://animefan.forum2x2.ru
Няха
Администратор
Администратор
avatar

Женщина Сообщения : 1397
Очки : 2288
Репутация : 19
Дата регистрации : 2011-02-19
Возраст : 19
Откуда : «невесомость»

СообщениеТема: Re: Падший рай   Вс Ноя 03, 2013 11:19 pm

Глава 4. Мир сходит с ума.
Уважаемые читатели! Обращаюсь вам с огромной просьбой!!! Потратьте пожалуйста хоть минуточку, чтобы оставить отзыв. Мне очень нужно ваше мнение...хотя бы просто для того, чтобы совершенствоваться и делать этот фик лучше :3
А ещё искренне попрошу кидать в меня тапочками, дабы я не ленилась и выкладывала такую вот редкую проду)
Заранее огромное спасибо ^^ Надеюсь на вас ^^


Запись из дневника: 23 марта. Мир потихоньку начинает сходить с ума. Нет, ну правда, с появлением этой странной парочки меня все время вырубает…

***

Тьма, непонятные сны, а быть может и не сны, но тогда что же?
Свет неприятно бил в глаза, создавая режущую боль.
Хана попыталась сесть, однако попытки были безуспешными, тело пробивала слабая дрожь и девушка падала опять на подушку. Обреченно вздохнув, ей больше ничего не оставалось, кроме того, как оглядеться.
Голубые глаза забегали в разные стороны, стараясь заметить что-нибудь знакомое. Из-за сильно светившего солнца больничная, как уже поняла Хана, палата становилась ещё менее примечательной: белые стены, старая, такого же цвета дверь, маленькая хрупкая тумбочка, на которой стоял тот самый цветок нежно-фиолетового окраса из сна.
И тут взгляд шатенки упал на темную фигуру, сидящую на старом деревянном стуле в углу комнаты.
В газах все ещё все слегка расплывалось, что вызывало у девушки явное чувство злости. Она не смогла сразу рассмотреть лица незнакомца, который тихо посапывал. Видимо сладко спал.
Не смотря на это, в голову Хане пришло некое предположение: «А что, если этот парень – Юки?».
Внезапно голубые бездонные глаза распахнулись в испуге. Тот сон…он никак не мог отпустить бедную девушку. Однако секундный испуг был стерт с её лица. Она уже привыкла к неожиданностям, такой её сделала жизнь. Смерть все время забирает её близких, так что такое чувство, как страх – для неё уже практически не существовало. Она должна была быть сильной, ведь на ней, именно на ней держалась вся их небольшая семья. Помощи ожидать было не от кого, таких людей просто не существовало. Она и Тоширо…больше на всем свете нет родных душ.
Собрав всю волю в кулак, Хана попыталась встать ещё раз. Тело вероломно отказывало хозяйке, не желая подчиняться. Тем не менее, ей все же удалось встать, от чего на душе потеплело.
Шатаясь на ходу, она пыталась делать маленькие, но усердные при этом шажки. Уж сильно хотелось изучить лицо парня, мирно спящего на стуле, сопоставить с лицом маленького доброго мальчика из мистического и совершенно непонятного сна.
Но тут вдруг ногу предательски свела судорога. Девушка, запнувшись об нее, полетела прямиком на спящего бледнолицего юношу. В мимолетном полете она успела разглядеть Юки: вблизи он уже не казался мирно спящим, а наоборот. И без того тонкие губы сжались ещё больше, придавая лицу недовольный характер, кожа ещё больше побледнела, густые темные брови слегка заломлены где-то посередине, ноздри заметно напряжены. И только чуть позже, когда Хана уже долетала на него, с удивлением начала осознавать, что он безумно красив.
Вдруг его холодные небесные глаза распахнулись, тут же весь холод испарился, появилась злость…такая примитивная, непонимающая злость.
Он вытянул руки. В ту же минуту шатенка упала прямиком в объятия черноволосого.
Она зажмурилась, глаза совершенно не хотелось открывать опять-таки не из-за страха, а дикого, никогда вроде бы и не беспокоящего её ранее, смущения. Хотелось провалиться сквозь землю, но нога все ещё давала о себе знать.
Хана пискнула, хватаясь за ногу.
Юноша в недоумении уставился на скулящую скрутившуюся в бублик девушку. Брови удивленно взлетели, а в глазах, ещё до сих пор не проснувшихся, появилось волнение.
-Чего глазками моргаешь!? – безумным голосом проорала девушка. – Помог бы что ли!
Хана прижалась к ноге. Боль, адская, сжигающая почти все бедро. На глазах проступили слезы. Миоклоническая
Объяснения не потребовались. Юки быстрым движением руки приложил свою безупречно бледную руку на бедро девушки, заставляя её вздрогнуть. В другой ситуации она, наверное бы смутилась, но сейчас было не до этого. Пострадавшая пыталась не закричать от ужасной пытки, при этом уже до крови прикусив язык и щеку, во рту появился неприятный металлический привкус. Откуда взялась эта чертова судорога, Хана так и не смогла понять.
-У тебя миоклоническая судорога, - безукоризненно произнес парень, всадив в ногу что-то острое, - сейчас будет немного больно, но пожалуйста, потерпи ещё немного.
Последняя фраза заставила девушку отвлечься. В ней Хана уловила некоторую нежность, исходящую из голоса спасителя.
Сознание постепенно туманилось, давая место наступающей непроглядной тьме. Какой-то частью себя она уже давно мечтала провалиться в эту бездну, где не будет месса не боли, ни проблем…не будет ничего.
Боль постепенно начинала отступать, давая измученному телу девушки свободу из оков боли.
Выдох. Такой спокойный и протяжный, но при этом такой громкий. На лице девушки поползла улыбка. Сейчас ей всего лишь хотелось сомкнуть уставшие очи, провалившись в сон, но не получилось.
Все это время бледнокожий ангел-спаситель сидел на полу, приобнимая Хану, которая умиротворенно лежала у него на коленях и улыбалась, глядя на потолок. Она не сразу поняла, что он поглаживает её по голове, быть может, успокаивает?
Сейчас её мысли были где-то далеко, в долине, где нет ничего, кроме солнца, зеленой травы, прекрасных весенних цветов и высоко летающих белых птиц, название которых Хана даже не затруднялась вспоминать.
-Спасибо… - хриплым голосом прошептала девушка, улыбнувшись ещё больше.
Сейчас ей было совершенно безразлично, каким образом он смог унять этот ад. В голове не было уже привычного, но такого невыносимого свиста. Для неё этот момент был раем, хоть и таким коротким, но раем, ведь сейчас можно было позабыть обо всех проблемах, о душераздирающей боли, просто об обычной боли, которая убивала её буквально 3 минуты назад. Хана могла себе позволить это, нет, она должна была позволить, обязана. Невообразимым образом, Юки находясь рядом она не чувствовала практически ничего, кроме спокойствия и…свободы?
«Странно все это» - подумала Хана. Тяжелые веки медленно закрывались, окутывая бездонные голубые глаза.
Мы страдаем, боремся, падаем, встаем, падаем и снова встаем, так сильно к чему-то стремимся. Но этого ли мы хотим? А разве все не ради таких вот моментов, ради которых мы так долго и мучительно терпим, зная, что где-то за углом нас ждет тот самый настолько желанный и безупречный рай?

***

POV Хана

Прошло уже 2 дня с инцидента в больнице. Да-да, сейчас я говорю про ту болючую судорогу. Вспоминая об этом, до сих пор пробирает дрожь.
Сегодня, как бы это грустно не прозвучало, меня выписывают. Грустную из-за того, что свершено не хотелось в школу к моим недругам и, собственно, врагам. С другой стороны уже наконец-то хотелось выбраться из этого однообразного, уже порядком надоевшего места под названием больница.
Выходя из нее, я мысленно попросила Бога, чтобы ни меня, ни Тоширо сюда больше никогда не замело, однако кто знал, что в будущем судьба сделает ужасающий ход. Но, мы пока что не об этом.
На протяжении этого небольшого отрезка времени оба парней (Юки Нагата - темноволосый загадочный парень, и не уступающий ему по странности, по всей видимости, его друг – жизнерадостный и слегка неадекватный Мотидзуки Рё) оставались в больнице, зачем-то приглядывая за мной. За это время меня успели неуклюжей мартышкой, которая вечно магнитом притягивает неприятности на свою задницу.
Откуда такая информация – мне знать не дано. В любом случае, если первые насколько раз я обиженно раздувала губы (как маленькая девочка, у которой забрали леденец), то сейчас мне стало совершенно пофиг.
Все самое бешенное, непонятное и да, СОВЕРШЕННО не веселое было чуть позже, когда один из новых знакомых, точнее Юки, как ни в чем не бывало, заявил мне, что теперь они некоторое время поживут у нас.
Сказать, что я была против…ничего не сказать. Я была просто в гипер безумном бешенстве.
Вот скажите: как можно было всего лишь за несколько дней полностью вывести меня из себя, учитывая то, что я законченное унылое существо, которому обычно на все с высокой полки наплевать.
-Ты что ль смеёшься надо мной!? – уже на всю улицу вопила я, не обращая внимания на то, что вокруг проходили люди, удивленно оглядывающиеся в нашу сторону.
Мы все ещё стояли на крыльце больницы. На такие моменты, как обшарпанность стен, потрескавшаяся плитка и заржавевшие перила я уже не обращала внимания. Как-никак, проводя время в таких вот местах, постепенно начинаешь привыкать к их обстановке.
Темноволосый юноша, невозмутимо стоявший напротив меня, лишь молчал. Его лицо не выражало никаких эмоций, а глаза смотрели прямиком мне в глаза, проникая куда-то в душу. Не выдержав прикосновений его такого проницательного взгляды, я отвела свой смущенный взор, моя моська становилась цвета красного вина.
После минутного молчания он наконец-то заговорил:
-Я думал, что ничего такого нет в том, чтобы пустить пожить на недельку другую человека, - он не продолжал сводить с меня взгляд.
Вот засранец! Сделал грустные глазки и думает, что прокатит!?
-Думал!? Я тоже много чего…думала, - в конце я почему-то запнулась.
Почему за эти гребанные два дня я так сильно привыкла к нему. Даже не так, это, скорее всего, была уже самая настоящая привязанность, необходимость. Мы словно по каким-то мистическим обстоятельствам дополняли друг друга, с ним я чувствовала себя оживленной.
От этой мысли я ещё больше впала в краску.
Если так подумать, то действительно, ничего страшного, если они поживут у нас некоторое время, тем более учитывая тот факт, что деньги у них, как ещё утром выразился Рё, у них есть. Следовательно, с пропитанием у нас проблем возникнуть не должно. Да и дом не маленький. Отец был известным политиком, у нас дома всегда были какие-то важные люди, поэтому мама с папой и решили самим построить большой красивый дом, в котором нам бы всем было уютно и весело. Вспоминая о том, что их уже больше нет на душе становилось паршиво. Эту боль уже никогда нельзя будет унять, она глубоко ранила мою душу, а, как известно, душу излечить нельзя. Боль и страдания не исчезают, не проходят мимо, со временем они лишь притупляются.
Первая причина того, что я не хотела разделить с ними дом, заключались в том, что я и Тоширо толком их и не знали. А вторая была немного безумной (Рё заразен). Одна часть моего сознания дико кричала мне о том, что им нельзя верить, в них есть какая-то тьма. Но на ум приходили лишь дурацкие догадки о маньяках, насильниках и извращенцах. Это звучало до боли абсурдно.
Был обиден ещё и тот факт, что вторая моя половина упорно твердила, старательно затыкая первую, что эта парочка – наши верные друзья, помощь свыше. Самое интересное, что промежутка, какой-нибудь серединки между этими половинами не существовали.
Я обреченно вздохнула. Что же поделать? Тем более, что и Тоширо был полностью за их переселение к нам, в конце концов, он наконец-то приобрел долгожданных друзей.
Думать больше не нужно было.
-Хорошо, я согласна… - обреченно выдавила я. На лице у бледнокожего юноши появилась улыбка, впервые такая искренняя.
-Но! – тут же продолжала я. – Будут несколько правил!
Она ловко приземлилась на близлежащую деревянную лавочку бледно розового цвета, затем размашистым жестом подняла палец вверх, а затем указала им в сторону хладнокровного Юки. Выражение его лица было как всегда спокойным и невозмутимым, лишь в небесных глазах можно было заметить искорку заинтересованности. Деловой подход, дамы и господа!
-Начнем же!

______________
без музыки наша жизнь пуста и бессмысленна...
Вернуться к началу Перейти вниз
http://animefan.forum2x2.ru
Няха
Администратор
Администратор
avatar

Женщина Сообщения : 1397
Очки : 2288
Репутация : 19
Дата регистрации : 2011-02-19
Возраст : 19
Откуда : «невесомость»

СообщениеТема: Re: Падший рай   Пт Ноя 08, 2013 7:57 am

Глава 5. Мысли и действия.

Здравствуйте, уважаемые читатели ^^ Очередная глава сего фика, прошу прощение за долгое ожидание главы. Но в замен она получилась объемной) Также попрошу простить за большое обилие ошибок, пришло вдохновение, печатала, печатала, не обращая большого внимания на ошибки...
Так вот, также очень сильно буду вам благодарна, если вы оставите такие драгоценные для меня отзывы, ведь пусть плохие или хорошие, они стимулируют писать дальше)
Ну что же, приятного чтения :3

Глава 5

Что такое непонимание? Назовем все это дело преградами. Так вот, сами ли мы воздвигаем на своем пути эти преграды или же в этом кто-то виноват? И останутся ли эти вопросы все так же риторическими?

***

POV Хана


Мы не быстрым темпом пересекали главную улицу. Яркие вывески дешевых кафе и магазинов первой необходимости скрывались за углом кирпичного здания, как и серая масса прохожих. Теперь же мы находились в ничем не примечательной и безлюдной улочке. Возможно, сейчас вы подумаете, что должно произойти что-то ужасное, однако тогда вы немного ошибетесь.
Я посмотрела назад, убедившись, что мы уже достаточно далеко отошли от центральной улице. Отлично.
И тут же эту несчастную улицу озарил мой раздраженный крик. Адресовался же он бледнокожему парню, идущему рядом со мной словно тень.
-Да как ты вообще мог такое сказануть!? – голос предательски срывался.
Все внутри меня рвало и метало. Я была безумно рассержена. Гнев переполнял меня с головы до пяток.
-Ты…да ты совершенно не выносим! Как, ответь мне! Да это просто невообразимо!!! – я все ещё не могла успокоиться. Да и как я вообще могу уняться, когда некоторые вытворяют глупейшие вещи.
-Ты меня бесишь! – я ткнула указательным пальцем прямо ему в нос, от чего парень немного удивился, но через несколько мгновений его лицо вновь стало таким же бесстрастным и незаинтересованном. Но глаза выражали совершенно иное: в них можно было заметить некую нехорошую искорку. Неужели о чем-то пошлом думает?
Я тяжело вздохнула, и уже начала убирать руку от его физиономии, как он схватил её и потянул на себя.
Мне захотелось возразить и высказать все ему, но не тут-то было, я полностью онемела, оказавшись в его объятиях.
«Такой холодный…Замерз? Так! Стоп! Хана, о чем ты думаешь?»
Мои попытки вырваться оказались безуспешными, но нужно было что-то делать.
-Т…ты что творишь-то? – сказала я как можно тверже, однако получилось довольно-таки неуверенно и не громко.
Юноша почти сразу же ответил, но я не расслышала и попросила сказать ещё раз. Однако на этот раз от сказал совершенно другое.
-Тише ты, разбудишь же, - он склонился мне над ухом, заставив покраснеть. Вот же ж извращенец!
Стало интересно, что он имел в виду под словом «разбудишь». Кого?
-Отпусти меня, пошляк! – не выдержав, пискнула я, что есть мощи, однако вышло как у цыпленка, который случайно потерялся.
Юки слегка ослабил хватку и тут же заговорил.
-Начнем с того, что я не извращенец, - послышалась усмешка. – Здесь спят души людей, которые когда-то погибли в теракте на этой улице.
Что теракт? Но откуда ему знать? И не отговорка ли это?
Наконец-то я ступила на столь желанную землю. Парень был меня выше, наверное, на сантиметров пятнадцать. Весомая разница в росте. Чувствую себя коротышкой.
В это время подул весенний теплый и в то же время холодный ветерок, просвистывая прекрасную мелодию на незнакомом мне, да и всем людям в общем, языке. На бледное, до одурения, идеальное лицо юноши упало несколько прядей темных волос.
Он устало уставился куда-то в голубые с пушистыми облаками небеса, а затем перевел свой взор на меня. Наши взгляды встретились.
Злобы я уже не чувствовало. Странно. Обычно я долго отхожу, тогда, почему я чувствую рядом с ним себя так странно.
Меня охватило паническое смущение. Его глубокий взгляд голубоглазой бездны испепелял меня.
«Ну уж нет, я не сдамся!»
Мы стояли так ещё где-то минуту, молча пилив друг друга. Но только сейчас я заметила в его глазах какую-то нежность, настолько знакомую. Где же я её видела?
-Глупышка, - неожиданно выпалил все тем же спокойным голосом Юки, за многое время наконец-таки улыбнувшись.
Ждать лица а-ля «я - спелый помидор» не пришлось долго. Мой взгляд как-то сам по себе опустился, уставившись в серый асфальт.
-Извини, - только и смогла выпалить я.
-За что? – успокаивающе промурлыкал источник моего смущения. И чего же он добивается?
-Я не знала, - начала я, но тут же почувствовала руку у себя на волосах, которая как-то знакомо взъерошивала мою шевелюру, словно маленький ребенок гладит попавшегося на его пути щенка.
-В этом совершенно нет твоей вины, люди умирают каждый день, и мы, увы, не можем знать о смерти каждого, - серьезным голосом перебил он.
И он был прав.
Мысли сразу же начали переполняться различными картинками, называющимися воспоминаниями.
В них я видела ещё спокойную жизнь на нашей планете, радостные семьи, которые ещё на тот момент не теряли в бессмысленных сражениях своих детей, внуков, матерей, отцов, а также, смерть моих самых любимых людей, смерть родителей.
Да. Наш мир жесток.
Все кругом стремительно катится вниз. Нет гарантии того, что завтра до нас не доберутся эти чертовы демоны. Уже завтра мы можем погибнуть, нас не станет, мы исчезнем, и о многих даже никто не вспомнит.
Но даже до вторжения демонов наш мир был уродлив и несправедлив. Люди убивали, насиловали, изувечивали других людей. Ведь мы – люди будем ещё хуже демонов. Человек – это существо по своей природе эгоистичное, стремящееся обеспечить хорошую жизнь своей заднице. Понятие чести уже практически исчезло, мы можем только подставлять друг друга, завидовать и унижать. Попросту существующая серая масса непримечательного народа, не имеющего никакой цели, стремящегося лишь к защите собственной жизни.
Вы, наверно подумаете, что я сейчас наговариваю, но сами знаете, что в глубине души и вы такие, а доброта – это лишь удобное средство. И я такая. Такая же эгоистическая тварь, как и все остальные. Сейчас умирают люди, а я стою тут и ничего не делаю. Да и не могу ничего сделать. Беспомощность. Ненавижу себя за это. Как и в случае с гибелью моих родителей.
Из раздумий меня вырвала холодная слезинка, стекающая по щеке. Черт. Опять.
Я опять оказалась в объятиях, но на этот раз ничего не сказала, а всего лишь начала рыдать. Громко и безостановочно, позволяя чужому, малознакомому человеку раскрыть мои чувства, заставляя его меня понять и пожалеть.
Вот она я - настоящий человек.


***
Флешбэк.

-Первое правило – никаких драк в моем доме, - я машинально перевела взгляд на Тоширо, - на наш.
Собеседники, то есть Юки и его добросердечный друг Рё, казалось, внимательно слушали мое торжественное вступление…ну, по крайней мере, улыбающийся Рё точно слушал, а вот как на счет флегматичного Юки…
Ну и черт с ним, нарушит – выкину же прочь, даже если он будет умолять о пощаде.
От представленной картины стоящего на коленях темноволосого парня моя улыбка поползла в самодовольной ухмылке.

А ведь и правда. Если будут подобные казусы, я эту парочку выкину моментально. Я может и злая, старомодная девка, но зато справедливая.
Из мимолетного мечтания меня вывел чей-то пристальный, тяжелый взор. Я подняла свой взгляд, но его тут же пришлось опустить.
Черт! Юки, говнюк эдакий. Ещё несколько секунд и он пробурит во мне скважину. Только не покраснеть.
-Второе правило, пожалуйста, - серьезным голосом молвил темноволосый, - или это все?
Все? Нет уж!
А вообще, нужно усмирить свой пыл. Я выдохнула.
-Второе правило – никакой выпивки и пьяных рож, - я нервно сминала кусок полосатой юбки кончиками пальцев, которая уже успела помяться от моих потуг, а ведь я в последнее время отличалась ото всех своей способностью безразличия, эх, весь труд насмарку. – Ах да, и никакого курева, ясно?
Те только одобрительно кивнули и как-то странно переглянулись. Что-то замыслили. Наверное. Понять их было, в любом случае, невозможно.
Тем временем, воспользовавшись моим молчанием, они начали что-то обсуждать, но я их не расслышала.
-И последнее! – прокашлялась я, культурно напоминая о своем существовании. – Никаких…эм…любовных романов в доме.
Рё удивленно уставился на меня, вытягивая голову из-под плеч Юки.
И только потом я осознала, что сказала.

К лицу моментально хлынул поток крови, придавая ему ярко-красный окрас. Дура! Хана, ты дура! Самая настоящая. В ход полетели оправдания, которыми я пыталась хоть как-то себя оправдать, но вместо уверенной речи получались лишь невнятные обрывки фраз.
Я молча материла себя уже в который раз. От них сплошные неприятности!

-Сестренка хотела сказать, что не хочет видеть в доме ваших знакомых девушек, верно? – вдруг ввязался в разговор Тоширо доселе тихо стоявший в шагах десяти от нас.
Видимо, ему было совершенно не интересно выслушивать мою бредовую проповедь. Однако я должна отдать ему должное, спас, так спас. Недаром же я говорила, что между нами есть некая связь. Наверняка он это почувствовал и решил меня выручить.
На самом деле, мне и самой не очень-то было весело стоять и выделываться перед ними, читая нотации, инструкцию поведения примерных мальчиков, но я просто обязана их осведомить.
-Ну, точнее, я…и-м-мела в виду то, - очередная запинка, - в общем, никаких половых связей дома…чтобы не наблюдать…поцелуи.
Все. Это конец. Я. Только что. Сморозила. Совершенную. Чепуху.
Моментально развернувшись на сто восемьдесят градусов, я пулей вылетела с этого треклятого крыльца убитой больницы, на ходу тихо и красноречиво выругавшись.
-То…Тоширо, проведи их к дому! У м-меня дела! – промямлила я, что есть мощи.


Вот же ж слабая, тупая курица. Так поступить. Унизительно. Да как они теперь будут на тебя смотреть.
Я бежала минут пять. Вокруг проносились небольшие двухэтажные и трехэтажные скромные домишки. На некоторых из них были мерцающие вывески, которые так и пытались привлечь себе внимание. Другие же были украшены самыми разными цветами, которые придавали всей этой картине некую умиротворенность. В немногих окнах все ещё горел свет, несмотря на то, что время близилось к обеду. Разноцветны шторы так и выделялись на фоне ничем не примечательных зданий, будто бы так и норовя показать всему миру то, что внутри, быть может, даже в самой маленькой комнатке с подобными шторами намного уютнее и теплее, чем во внешнем мире. Обидно, ведь даже пусть у нас и есть дом, но он никогда не станет прежним. В нем всегда будет не хватать чего-то, а точнее кого-то.
Силуэты удивленных людей соединялись воедино. Неужели я так быстро бегу? И куда я бегу?

Никуда.

Сейчас мне просто хочется исчезнуть. Нет, не из-за того инцидента около больницы, мне просто хотелось побыть одной. Накопилось или просто мимолетная тоска. Я знала ответ, но никак не могла перед самой собой его признать. Я одинока. Мой мир навсегда останется таким же серым и пустым, пусть даже с этими самыми яркими, веселыми занавесками, шторками. Нет разницы. Душа изранена, кажется, что ещё немного, и она рассыплется тысячами крупинок по воздуху.
Глаза пристально скользят по серому небу, словно выискивают что-то давно потерянное. Вот-вот и начнется дождь. Мама, папа? Видите ли вы меня? Наблюдаете ли вы за мной?
Смотрите, смотрите же какой я стала эгоисткой! В то время, как уничтожают города, гибнут люди, гибнут семьи, да что тут, наш мир погружается во всепоглощающую бездну, я горюю по вам, по тем временам, что вы оставили лишь в моей памяти. Лучше бы я их вовсе забыла! Мне ужасно больно, когда перед лицом всплывают ваши лица, в сердце вонзаются тысячи ядовитых иголок, которые с каждым днем пожирают мою душу. Нет, я не хочу становиться безвольной куклой. Но как же так? Как мне жить? Почему?
Как вы могли умереть, оставить нас одних?! Больно до тошноты.
Ногти уже давно впились в кожу с такой силой, что побелевшие костяшки отчаянно ныли.
Я остановилась на пару секунд, высоко приподняв голову, и уставилась в бескрайний небосвод. Такой же, как и тогда. В тот день, когда погибли Ямасаки Кира, Ямасаки Куро. А их смерть висела на мне. Я была виновата в том, что они погибли, лишь я, и никто больше.

Уже и не сосчитать, в который раз я приходила к такому выводу. Я ухмыльнулась. Этим ничего не изменить. Я, наверное, буду гореть в аду, вместе со всеми этими демонами, так нагло ввергнувшимися к нам в мир, хотя, раз они так свободно расхаживают у нас по земле – существование адского пламя и различных котлов с бесами ставит на себе жирный подозрительный крест.
Я и сама не заметила, как продолжила бежать. Взгляд потупился, в глазах потемнело, болезнь начала подавать знак о своем существовании. Я закашлялась. Черт.
Я все ещё неслась, но уже никого и ничего не вида, как случилось нечто ожидаемое. Я с грохотом столкнула мимо проходящего прохожего.
Неловкости совсем не было, я лишь тихо извинилась и хотела продолжить свой путь, как незнакомец схватил меня за руку.
-Куда направляемся? – прохрипел мужик лет сорока, поднимая с холодного асфальта испорченную сигарету.
-Гляди, что натворила, - он тыкнул мне в лицо этой самой дрянью, на которую у меня, кстати, была аллергия.
Я ещё раз извинилась и попыталась высвободить руку, но хватка оказалась сильной.
-Маленькая шлюха, ты смотри, ещё и вырывается! – искривив нахальную рожу в недовольной ухмылке прокричал обидчик и усилил хватку.
Я скривилась от боли.
Нужно было что-то срочно предпринимать, краем глаза я заметила, что никого из прохожих нет, следовательно, необходимо спасаться самостоятельно.
Свободной доселе рукой я замахнулась ему в глаз. Воспользовавшись тем, что он сразу же решил сблокировать удар, я ударила его со всей силой по тыльной стороны колена.
Засранец промычал, ослабляя хватку. Я тут же вырвалась и уже на высокой скорости направилась к выходу из узкой улочки, туда, где возможно были люди. Однако через несколько мгновений я заметила несколько силуэтов недалеко от себя. Это были два крупных мужчины в полицейской форме. Моей радости не было границ. Однако тут же резкая боль пронзила легкие. Я согнулась чемоданчиком и громко закашляла.

Полицейские же спешить не собирались. Они шли, о чем-то оживленно разговаривая, и при этом громко смеялись.
Я попыталась выпрямиться, но отчаянные попытки оказались безуспешными.
В это время мой обидчик уже пришел в себя. Черт, нужно было его посильнее приложить.
Затем он разгневанно начал орать. До меня не сразу дошло, что его возгласы были направлены полицейским.
-Эта шлюха! Тупая стерва! Схватите её, придурки!
Мужчины живо оглянулись и почти бегом настигли меня, повалив на землю.
Мои страшные загадки оправдались. Они заодно.

Тоже мне служители закона. На душе стало как-то горько. Последняя надежда, последний лучик света исчез. Сейчас мне было безумно страшно, тело безумно дрожало. Что будет дальше? Об этом думать не хотелось.

Дальнейшие их действия я видела расплывчато, глаза застилали слезы. Кричать было бесполезно – крепкая рука закрыла мне рот. Какая же я беспомощная.

После этого вы скажете мне о справедливости этого мира? Да такого слова вообще не существует. Что станется со всем миром, если меня здесь сейчас изнасилуют, а потом убьют. Никто даже обо мне не вспомнит. Мама, папа…но Тоширо, что станется с ним? Позаботятся ли о нем парни или же кинут как бездомного щенка, вдоволь с ним наигравшись. Черт. Черт. Черт.

Помогите мне. Пожалуйста.

Тем временем усатый мужик, что напал на меня первый, резким движение выдернул ремень со своих штанов. Они почти сразу же упали на грязный асфальт, на который ещё недавно упала его же вонючая сигарета.
От одной мысли о будущем становилось тошно.

Грубый рывок и моя кофточка оказалась там же. По телу пробежались неприятные мурашки, а от холода тело стало трясти ещё больше.
Один из этой троицы педофилов вдруг в каком-то лихорадочном состоянии начал что-то говорить другому, который тем временем пытался снять с меня джинсы.
-Трахнем её втроем, что тут думать, - послышался голос за моей спиной, тот самый, который хриплый.
-А если кто-то увидит, - взволновано, но с ноткой эйфории почти шепотом спросил один из полицейских.
-Никто и не додумается сюда зайти, - быстро пояснил ему другой полицейский противным писклявым голосом, придерживая мне рот рукой, которую я пыталась укусить. Не получилось.

Все вокруг плыло. Не знаю почему. Видимо от страха, ведь слез уже не было, осталось лишь некое апатическое состояние. Перед глазами неожиданно возник образ Юки…но почему именно сейчас?
Я перестала сопротивляться.
Кто-то из этих ущербных педофилов одобрительно хмыкнул.

Несколько секунд и я лежу на влажном асфальте в одном лифчике и трусах, дрожа от неимоверного холода. Если я выживу, то, скорее всего, заболею.

Но вдруг между ними начался спор, такой глупый и озабоченный, что меня ещё больше затошнило.
-Я хочу именно туда и никуда больше! – орал писклявый полицейский.
-Нет, ты будешь в задницу! – возникал второй.
-Заткнитесь оба, нечего решать! По очереди!
Меня передернуло. Начиналась истерика. Я не хочу. Нет, это не должно было случиться. Я не хочу так лишиться девственности. Это же аморально и мерзко. Страшно. Помогите, пожалуйста!
Казалось, что мои мысли уже должны были все услышать, но такого чуда не случилось. Чудес не бывает.
Внезапно я почувствовала холодные и мокрые от пота руки у лямки лифчика. Я истерически завопила в проклятую ладошку, но это не помогло, а наоборот, только возбудило гнусного усатого старикашку.
-Продолжай… - послышался писклявый стон у меня над ухом.
Сдохните! Умрите! Не прощу! Никогда!
Тело содрогнулось в очередном припадке кашля.
-Да она туберкулезная какая-то, - уже задыхаясь от предстоящего проговорил второй полицейский.
С порывом этого кашля я почувствовала что-то ещё. Все мои эмоции, состоящие из злобы, ненависти и отчаяния стекались куда-то в одну точку. Страх пропал. Появилось лишь дикое желание убивать.
Я ещё сильнее стала вырываться, пинаясь ногами, избивая связанными руками в наручниках полицейских
Все же ничего не помогало. Самый крепкий полицейский, который по совместительству обладатель писклявого голоса, со всей силой ударил меня об асфальт.
Из груди весь воздух с шумом вылетел. Теперь я ещё и задыхалась прижатая лицом к асфальту.

Это финал.

Однако через несколько мгновений послышались удивленные крики вперемешку с тяжелым матом.
Странный звук. Будто кто-то уронил мешок картошки с большой высоты. Путы из рук, находящиеся по всему моему тело моментально исчезли, оставляя после себя неприятное чувство. Останутся синяки.

Изнеможенная пытками педофилов, я все никак не могла повернуть голову, но когда мне все же удалось её повернуть перед глазами возникла довольно неожиданная картина.
Юки ловкими движениями, за которыми невозможно было проследить, добивал громилу полицейского, того самого, у которого был раздражительный писклявый голос.
Рядом была лужа крови, в которой без сознания валялись тела полицейского и усатого извращенца.
Почему-то жалости к ним не было. Да и оправдано было это чувство полного безразличия.

-Ты ещё поплатифся за эфо, - злобно шипел писклявый, плюясь кровью. Видимо, его лишили несколько зубов.
-Боюсь – боюсь, - тихо и спокойно сказал ему на ухо Юки, держа его за шкирку.
В тот момент в его глазах не было прежней нежности, которую я уловила совсем недавно. Там были лишь гнев, злость, азарт и некое призрение. Казалось, будто они поменяли свой цвет на кроваво-алый. Мне стало страшно. Он был похож на зверя, который охотился на собственную добычу.
Однако сейчас была не охота, он буквально убивал этого полицейского.
-Юки! Не надо! Он не заслуживает смерти! – как-то вырвалось у меня. И прозвучало слишком пафосно.
Тот лишь посмотрел на меня, усмехнулся, и закончил избиение смачным ударом колена в живот писклявого.
Громила с характерным сипом с грохотом свалился на асфальт.

Картина странная: лужи крови, три избитых мужика, один из которых в одних трусах.
Теперь стало страшно за Юки. Надеюсь, его не сдадут полиции. Думаю, побоятся. В любом случае, если что, я выступлю свидетелем.

Парень несколькими шагами преодолел расстояние до меня и протянул руку. Странно, но на его кулаках я не заметила ни капельки крови.

-Спасибо, - наконец-то выдавила я, при этом краснея. В голову пришла безумная мысль о том, что если бы вместо этих троих озабоченных был Юки, то я возможно была бы не против…ААА! Стоп! Что за фигня?!
Думаю, что это просто последствия пережитого шока. Не могу не заметить то, что я все ещё дрожала.

-Ты уж извини, - прервал мои размышления темноволосый. В его глазах вновь появилась какая-то печаль и нежность, доброта, я так и не поняла, что именно, - ты, наверное, напугана?
-Немного, - не стала врать я, - но все в порядке, спасибо, если бы не ты…я и не знаю что было бы.
Меня передернуло.
Он лишь усмехнулся и протянул мне что-то.
Я не сразу поняла, что это за вещь такая. Стояла и как дурочка пялилась на странную черную штуковину у него в руках.
И тут до меня дошло. Это же. Чертов. Лифчик!
Захотелось исчезнуть, провалиться сквозь пол. Но я, на удивление, учтив недавний опыт, просто взяла и спокойно забрала бюстгальтер. Однако смущение дало о себе знать. Лицо просто пылало.
За все это время он ни разу не посмотрел мне ниже лица. Воспитанный какой.
-Отвернись…пожалуйста, - тихо молвила я, смущенно уткнувшись взглядом в угол здания.
-Пфф, чего я там не видел? Третий размер, думаю не больше, – беззаботно проговорил Юки, видимо не задумываясь о последствиях, а они обещали быть грандиозными.

***

25 марта. Обед. Запись из дневника: невыносимый гад! Ну, ты у меня ещё попляшешь!

______________
без музыки наша жизнь пуста и бессмысленна...
Вернуться к началу Перейти вниз
http://animefan.forum2x2.ru
Няха
Администратор
Администратор
avatar

Женщина Сообщения : 1397
Очки : 2288
Репутация : 19
Дата регистрации : 2011-02-19
Возраст : 19
Откуда : «невесомость»

СообщениеТема: Re: Падший рай   Пт Ноя 29, 2013 12:54 am

Глава 6. Ещё не тьма, но и не свет вовсе.


Просто закрыть рот и молчать. Держать язык за зубами до посинения. Помалкивать себе же во благо. Неужели это так сложно сделать? Нет, всегда нужно что-то ляпнуть.


***

25 марта. Вечер. Запись из дневника: мы без приключений дошли наконец-таки домой. По пути встретили Азуму, та удивленно уставилась на Юки. Странно даже. В глазах был страх, а не азарт, как это обычно бывает. Неужели у неё что-то случилось? Ревнует? Да быть такого не может!
Что-то я через чур высоко планку самооценки завысила, пора бы исправляться, а то стану такой же стервой, как и большинство моих одноклассниц. Кстати о них, завтра в школу. Надо бы хоть чуть-чуть подготовиться. Ах да, уже через неделю уже окончание учебного года.

***

POV Хана

На улице уже темнело. Весна – не лето, но уже и не зима. Сейчас было примерно семь тридцать вечера. Чтобы точно убедиться, я искоса глянула на настенные часы, висящие в зале. Да, ровно семь тридцать.
Странно, на вид такой бледный, будто умирающий и сильно больной, но в ванной сидеть уже как сорок минут для него нормально. И температура воды его, значит, тоже не смущает.
Что за невыносимый парень?
Тем временем, пока я засовывала в большой серый рюкзак учебники, из соседней комнаты донесся счастливый возглас.
-Два – ноль в мою пользу! – непривычно было слышать взрослый мужской голос, который взлетел примерно на октаву.
Я тяжело вздохнула. Рё, по-видимому, уже второй раз обыгрывал Тоширо в приставке.
Ещё один чудик. Они меня облепили со всех сторон. Боюсь, что с такими темпами я вместе с ними сойду с ума. Как говорится: «Остановите, я выйду».

Нужно было начинать готовить ужин. После смерти родителей все обязанности повисли на нас с Тоширо. До этого в доме была прислуга, хоть мама и не любила злоупотреблин всем этим делом. Поэтому каждую субботу мы дружно вставали в восемь утра и начинали убирать дом.

На мне была уборка двора и лестниц и окон, на Тоширо – чистка ковров и мытье полов, все остальные обязанности между собой разделяли мать с отцом. Веселые были времена.
Я в очередной раз вздохнула.

Итак, что у нас есть в холодильнике?
На верхней полке как всегда лежали различные молочные продукты: молоко, сыр, иногда там появлялись сырки, но сегодня такая роскошь нам была не доступна.
Сбоку на двери устройства находилась небольшая пластмассовая полочка с куриными яйцами внутри. Впрочем, их количество меня совершенно не удовлетворяло: всего три штуки. И что я сделаю с ними? Думаю, вряд ли ими накормишь четыре человека. Хотя, если постараться. Что, если сделать омлет, например?
Взгляд последовал вниз и налево. На средней полке лежали овощи и фрукты: два спелых налитых яблока, огурец, сладкий перец и помидор, который показался мне не совсем свежим. Что ж, выбор не велик.
А нижняя полка и вовсе была бы пустой, если бы не вишневый сок и половинка молочной шоколадки.
Итак, омлет.

Готовить мне катастрофически не хотелось. Слишком много я пережила за сегодня, включая не совсем доведенное до старта изнасилование.
От сложившейся в голове картинки меня прошибла мелкая дрожь. Думаю, их уже кто-то обнаружил.

Я включила воду, промывая все овощи, которые только были. Вода. Такая прохладная и успокаивающая. Я всегда находила в ней некое спасение, особенно когда принимала ванну. Это было прямо-таки неким обрядом. Горячая вода всегда расслабляет и убаюкивает, заставляя забыть о всех насущных проблемах и неприятностях. Из-за этого я могла так вот просидеть в ванной, размышляя и отдыхая морально и физически часа три. Так что, Юки, тебе мой рекорд не переплюнуть.
Коварная усмешка озарила мое лицо. Хоть в чем-то я сильнее.

Я и не заметила, как вода в раковине окрасилась красным. Долго думать не пришлось. Неприятная боль в пальце давала о себе знать. Порезала палец. Так неаккуратно и безумно на меня похоже. Мне наверняка с самого рождения можно было бы присудить титул «Мисс Неуклюжесть».
На этот случай я всегда знала где в доме находится аптечка, в которой стандартно лежали бинты, вата, йод, пластыри, спирт и прочие медикаменты от всякой заразы. Там даже валялась некая зеленка, которая совсем недавно появилась у нас в городской аптеке.

Правила первой помощи при порезе я уже выучила наизусть.
В край непослушная кровь все не останавливалась, пришлось три раза менять вату и бинт. Глубокий порез, видимо. Я в который раз себя крыла матами. Как можно быть такой легкомысленной и опрометчивой?

Ещё один тяжелый вздох. Я неисправима. Кого-то сейчас сама себе напомнила.

Ладно, пусть течет. Не пойду же снова в больницу. Чуть позже придется перетянуть место, которое чуть выше пореза.
Я сильно замотала палец бинтом и принялась разбивать яйца в заранее приготовленную миску. Сзади послышались шаги.
Обернувшись, я изогнула брови в удивленном состоянии. В дверном проеме стоял только вышедший из ванны Юки. С угольно-черных локонов спадали капельки воды, а на макушке красовалось белое пушистое полотенце. Ниже полностью оголенный торс: подкаченная грудь, накаченный живот, на котором хорошо заметные кубики, а дальше сил описывать все это - нет.
Не подумайте не правильно, но я уже минуту стою и разглядываю его.
Такой же бледный, спокойный и безразличный со скучающим взглядом.

-Омлет? – он вопросительно изогнул темную бровь, направившись в мою сторону.
Через пару шагов он уже стоял возле меня и крутил в руке прибор для чистки овощей и фруктов.
-Д…да, - заикаясь выдавила я.
Ну что за дурацкое смущение? И вообще, я никогда не обращала внимание на парней, даже на президента школы – иностранца с модельной внешностью.
-Отлично, - нетерпеливо вырвал меня из мыслей темноволосый юноша.

Интересно, а что он чувствует сейчас вот так просто стоя в двух полотенцах - одно из которых на голове, а другое (нижнее) преданно скрывает его мужское достоинство.
Так и хочется сорвать то, что пониже. Ибо нефиг девушек дразнить.
Я презрительно хмыкнула и продолжила готовку, разбивая уже второе куриное яйцо.

-Что это? – неожиданно спросил юноша. – Порезалась?
Он ласково взял мою руку, от чего по коже пробежал некий электрический заряд. Безумно странное и незнакомое чувство.
Спустя несколько секунд прежняя повязка была аккуратно сорвана. Боли я не почувствовала. Да уж, он намного ловчее, чем я.
Осмотрев её он, откуда-то успел взять бинт, перемотал мне палец.
-Глупый цыпленок, - тихо прошептал он мне на ухо, опуская руку с пораненным пальцем.
Чертов извращенец! Так и добивается того, чтобы я заплакала от стыда.
Отчего-то мне не хотелось, чтобы он отпускал руку. Кошмар, я же не влюбляюсь в него, верно? Это просто итоги неудавшегося дня.
Я отступила на шаг, глядя на перевязку. Идеально, что и следовало ожидать.
Все в нем казалось безупречным, но сердце подсказывало, что в нем есть что-то плохое, отпугивающее и опасное.

В его бездонных голубых глазах вновь заиграла недавняя странная искорка. Что задумал?

-А знаешь, тебя никак нельзя назвать шлюшкой, максимум – любительницей, - он широко улыбнулся, ослепляя меня своей поражающей наповал улыбкой.

Ха! Второй раз этот номер не пройдет! Я учусь на собственных ошибках.

-И не стыдно тебе такие сравнения ставить? Мне даже до любительницы далеко. - начала я, но заканчивать не собиралась, нужно было атаковать тяжелой артиллерией. – Так, для твоего сведения. Я до сих пор даже не целовалась ни разу.

Такой защитной реакции он по ходу не ожидал. Впервые он отел взгляд. Впервые!
Я победно усмехнулась, признавая его поражение. Однако Юки и не собирался сдаваться.

-Хм...так давай мы это исправим? – его лицо оказалось лишь в нескольких сантиметрах от моего, а бездонная голубая бездна впилась прямиком мне в глаза.

Близко! Слишком близко!

-Что…т-ты д-делаешь!? – пискляво начала я, отстраняясь назад, но вдруг поскользнулась. Какая ирония. На потекшем помидоре. Я бы так и упала, если бы меня не подхватил Юки.

-Господи, да от тебя сплошные неприятности, - устало выпалил он, поднимая упавшее с головы полотенце.
-Кто бы говорил, - невозмутимо пробубнила я.

А ведь мне действительно хотелось ещё раз очутиться на подобном расстоянии от его лица, но шанс был безвозвратно утерян. Он, скорее всего, просто решил меня проучить, напугать или что-то ещё в этом роде.

Я отряхнулась. Белая юбка была окончательно испачкана. Жалко, конечно же, пусть она и домашняя, но все же. Кровь вряд ли удастся отстирать, если только в химчистку её нести.
Взяв в здоровую руку нож, я хотела порезать огурец, но меня остановили.
Я злобно уставилась на помешавшего. Что ещё?

-Иди вон лучше отнеси парням печенье с молоком, а я тут доделаю.

Ну и правильно. Нечего тут халтурить, ещё и на халяву проживая.
Да-да, у меня совсем нет совести. Но имею же я хоть какое-то право на отдых.

-А где ты его нашел?
-Оно было во-он там, - парень указательным пальцем указал на небольшой деревянный ящичек на стене, где обычно хранились приправы. И как там могло оказаться печенье?
Ну и пусть.
Я взяла стеклянный прозрачный поднос и поставила две большие чашки с разноцветными котами на него. Потом найдя в шкафу тарелку, которая когда-то шла набором к чашкам, положила туда несколько шоколадных печенек.
Вуаля. Вот и перекус игрокам.
-Ты это, если что зови, - сказала я напоследок, обратившись к Юки. Тот в ответ лишь сосредоточенно кивнул и продолжил готовку.

Все-таки не понимаю я его. А ещё, никак не вспомни, где его видела.

Из зала все ещё доносились счастливые крики, а порой обиженное бубнение. Что-то наподобие: «Я сделал тебя! Вахаха!», «Как так вообще!?», «Да ты мухлюешь!».
Что же, зато им весело.

Я зашла в озаренную ярким светом комнату.
Передо мною представилась следующая картина: около старого комода из красного дерева стоял кожаный черно-белый диван, сверху которого торчали ноги в разных носках. Один был черный с зелеными оленями, другой – с розовыми единорогами.
Я во весь голос засмеялась. Парни моментально привстали с пола, и, не поняв в чем дело, удивленно начали меня изучать.
А я лишь дрожащей рукой указала на носки Рё, и продолжала долго и непрерывно ржать, уже чуть ли не катаясь по полу. Они поняли в чем суть и заразились моим истерическим смехом.

Гостиная, озаренная ярким, по-семейному теплым и дружелюбным светом и атмосферой была полностью заполнена беззаботным смехом. Быть может это последний раз, когда мы все вместе вот так вот смеемся и радуемся обычным мелочам, но если таких моментов в нашей жизни не будет, то мы просто сойдем с ума.

На улице плавными вспышками загорались фонари, освящая влажную от дождя дорогу. Погода начинала свое бурное веселье. От потоков беспощадно холодного ветра на улице слегка пошатывались темные деревья, изредка прерывая свой танец, которому в свою очередь аккомпанировал густой дождь, настукивая довольно-таки интересный, но в то же время успокаивающий ритм. Наступающая тьма постепенно накрывала собой город, превращая его в сонное царство. Даже изредка пробегающие под такой погодой люди скорее пытались попасть к себе домой, в теплую и уютную квартирку, где их уже наверняка кто-то ждет с горячим чаем и готовым вкусным ужином.

День умирал, уступая свое место вечной могущественной противнице и подруге – ночи, которая тем временем воскресала из бесконечности, и неслась навстречу миру со своей покорной армией.

***

Широкими шагами высокий мужчина с длинными ухоженными аккуратно связанными в конский хвост волосами цвета пепла шагал в сторону огромной двери темно серого оттенка с вырезанными на ней узорами. Сразу видно, трудились наилучшие мастера Преисподней.
Он презирал и проклинал это место, несмотря на то, что сам был отсюда родом. Ну и что? Плевать ему хотелось на все правила. Однако сейчас в его список задач не входил план по изменению жизни.
«Дойти побыстрее и доложить обстановку, а потом спокойно отдыхать, ничего не делать, да и вряд ли после такого донимать кто будет» - крутилось у мужчины в голове. Он был безумно уставшим, да и сама его природа была предназначена для нескончаемой лени.
Тяжелая дверь медленно отворилась, впуская в каменный коридор, из которого только что пришел пепельноволосый, густой и тягучий туман дыма, испускаемого сигарой. Послышался глухой стук.
Сидящий во вращающемся кресле цвета ночи напротив все той же темно серой двери человек даже не соизволил обернуться. Неизвестный лишь лениво шевельнул белоснежным пальцем, стряхивая на пол пепел, падающий с источника вязкого запаха в комнате.
-Мой господин, - подал наконец-то свой хриплый баритон пепельноволосый мужчина, - ситуация осложнилась.
Недовольное мимолетное рычание эхом пронеслось по комнате. Несчастная сигара, бывшая пленницей в руке своего хозяина, тот час воспылала, через несколько секунд уже окончательно исчезнув.
-Я продолжу, - наглым голосом продолжил мужчина, облокачиваясь на неприветливо холодную стену локтем, - обстоятельства приняли весьма неожиданный поворот. Мы, конечно, не рассчитываем на то, что кто-то из них мог выжить, но тогда сегодняшнее явление опровергнет наши суждения, господин Ортис.
В комнате повисла тишина. Лишь изредка её нарушал скрип кресла.
-Печать не сорвана. Маркус уже давно мертв. Остался лишь я, - спокойно, даже как-то убеждая себя же в собственных словах говорил великий господин, убийца собственного отца, захвативший власть в свои руки, - сию же минуту отправьте чертей и псов, мне тоскливо, пора бы развлечься. Да и совместить веселое с полезным – тяжкий грех, ты ведь понимаешь это, мой милый друг? Пусть поищут следы и развлекут меня.
В комнате послышался злобный смех, который наверняка бы пробрал на дрожь обычного человека, но перед нами два демона, дамы и господа.
Пепельноволосый лишь скривил в недовольстве лицо и уже собрался уходить, как его уважаемый господин резко соскочил со своего любимого кресла, в миг оказавшись рядом возле самого слуги, положив мертвенно белую руку на плечо.
-Ах да, совсем забыл, - тихим шепотом пронеслось над ухом у о чем-то задумавшегося демона лжи и азарта, - сходи-ка наверх и забери кое-что у одного моего ста-арого знакомого.

Двери глухо захлопнулись, сметая с пола почти прозрачные пылинки.

***

Срочные новости! Сегодня в районе города Окаямы, расположенному на юго-западе острова Хонсю был обнаружен странный сигнал, впоследствии были обнаружены особи демонической расы. Правительство принимает необходимые меры. В город высланы сто седьмой, сто двадцать третий и девяносто шестой элитные отряды боевых экзорцистов. С места событий…

______________
без музыки наша жизнь пуста и бессмысленна...
Вернуться к началу Перейти вниз
http://animefan.forum2x2.ru
Няха
Администратор
Администратор
avatar

Женщина Сообщения : 1397
Очки : 2288
Репутация : 19
Дата регистрации : 2011-02-19
Возраст : 19
Откуда : «невесомость»

СообщениеТема: Re: Падший рай   Пт Ноя 29, 2013 1:06 am

Глава 7. Кровавая апатия.
Здравствуйте, уважаемые читатели! Приношу свои извинения за столь большую задержку с главой ^^" Времени нет просто-напросто. Глава вышла слегка непонятной, особенно начало, но не волнуйтесь, потом все сложится в единую картинку...ну, я так надеюсь ^^" В общем, не сдаюсь, буду продолжать писать новые главы) И да, совсем обнаглею - очень сильно попрошу оставить отзывы) Заранее спасибо :3


Глава 7

Иногда жизнь одного взятого человека – лишь промежуточный этап между ещё чьим-либо существованием. Если ты живой – это не значит, что победитель, счастливчик, которому выпало право обрести смысл бытия, опробовать весь сладкий вкус растекающейся ручьями сочной жизни. Ты можешь погибнуть в аварии, быть убитым маньяком, в конце концов, собственноручно свести концы с концами потому, что тебя уволили, а дома ждут маленькие дети, голодные, в ожидание чего-то хорошего. И в скором времени все, без исключения, забудут о твоем существовании, забудут, что в мире был такой человек, способный пожертвовать жизнью, ради спасения человека, семьи, а быть может и целого города.
Мир жесток, чертовски несправедлив, беспощаден и иногда настолько уродлив, что хочется исчезнуть, скрыться навсегда где-то в глубокой пустыне с воющими, словно от боли, пылающими и безумно яркими песками. Если вы не согласны, обоснуйте. Покажите же мне, расскажите, я жажду этого! Я хочу собственными глазами взглянуть на наш прогнивший мир через розовые очки, желаю так же наивно смотреть на все со стороны, иногда просто притворяясь, что ничего не вижу и не замечаю. Но это, увы, невозможно. Эти розовые очки окончательно поломаны у многих людей, которые потеряли надежду, веру в лучшее будущее. Однако, те самые дети, яро верующие в то, что их отец придет сегодня с работы, и они вместе сядут ужинать, как раньше, правы ли они будут, судорожно мечтая о сказочном будущем, прижимая крохотный кулачек к пока ещё по-детски наивному сердцу. Когда-то они вырастут, и вполне возможно обозлятся на этот бренный розовый свет лжи, позабыв о всех чистых мыслях. А пока что, пусть они вместе со многими утопают в голубом океане обмана, иллюзии о прекрасном мире.

***

25 марта. Ночь. 23.10. Запись из дневника: все когда-то заканчивается…

***

Англия. Вирнар. 1803 год.

Шёл двенадцатый час дня. Солнце уже стояло в зените. Мария, дочь графа Джаледа, встала с кровати, потянулась и хриплым, ещё не совсем проснувшимся голосом позвала служанку Раху.
Негритянка, положительно ответив госпоже, пошла вверх по лестнице, при этом громко и глухо топая.
-Госпожа, - низким услужливым голосом начала женщина, низко кланяясь перед Марией, - сегодня рано утром, примерно в седьмой године господин Джалед оставил вам записку и просил вручить вам её, когда вы проснетесь.
Женщина слегка замялась, но уже через несколько секунд опомнилась и аккуратным движением руки полезла в карман застиранного белого фартука. Послышалось шуршание, после чего Раху протянула Марии помятый светлый лист бумаги. Её глаза округлились.
-Ваше сиятельство! – громко воскликнула она. – За ради Господа Бога! Прошу простить меня за то, что ценная записка вашего отца оказалась в таком состоянии!
Чернокожая упала на колени, моля Марию о прощении. Её взгляд бешено метался из стороны в сторону.
-Встань, Раху, - спокойно промолвила юная леди, вставая с кровати - все в порядке, не смей меня сравнивать с этим ужасным человеком – моим отцом.
Мария присела, оказавшись со служанкой на одном уровне. Затем, подняв недоумевавшую голову негритянки, нашла глубокую, по-видимому, недавно появившуюся рану.
-Это…он сделал? – серьезно спросила девушка, её опечаленный взгляд был прикован к обезображенному лицу темнокожей.
Однако служанка опешила, не стала отвечать.
-Раху, - ласковым голосом окликнула Мария, - все хорошо, я не скажу ему, ты можешь довериться мне.
Дочь графа мягко улыбнулась ей, её светлые волосы спали с плеч, прикрывая ангельски красивое лицо.
-Да…госпожа, - сухо ответила женщина, опустив свои черные глаза в пол. Она, конечно же, знала, что госпожа Мария полная противоположность её отца: всегда добрая и любезная, отличающаяся от других аристократов чувством понимания и заботы, она была словно ангелом.
Девушка провела своей бледной холодной рукой возле раны, затем взяв негритянку за крупную жаркую руку, потянула за собой.
-Ваше сиятельство! – промолвила ещё более удивленная служанка.
-Раху, идем за мной, все хорошо.
-Но, как же записка, госпожа?
-Бог с ней, пусть отец в следующий раз не обременяет тебя, а сам лично вручит её. Не бойся Раху, - ещё шире улыбнувшись, молвила Мария, - я замолвлю отцу за тебя.

***

С самого утра на центральных улочках Вирнара стояла суматоха. Люди простые и знатные оживленно что-то бурно обсуждали. Вдруг из толпы послышался громкий возглас:
-Это же герцог! Герцог Уильям!
И тот час все умолкли, оглядывая по сторонам в поиске того самого герцога.
Мария попыталась протиснуться через толпу, однако в связи с тем, что её хрупкость ей этого не позволяла, она лишь беспомощно осталась стоять на месте, подпрыгивая на маленьких, однако ужасно неудобных для неё каблучках.
Утренний инцидент давно был забыт, теперь на первый план – встало новое событие.
Оказалось, что в этот небывало солнечный апрельский денек в графство Блексоул приехал великий герцог Тенэбрисский, человек, который своей красотой затмевает самую темную во всей Англии ночь, а умом своим блещет краше самых ярких лучей солнца. Если сказать в нескольких словах – герцог Уильям был одним из самых уважаемых людей Англии, в узких кругах известный как тень великого короля Виктора, ведь именно ему глава королевства собирался передать владения. Сам же герцог решительно отказывал королю, не смотря на его убеждения и просьбы.
За это Уильяма Тенэбрисского в народе до безумия и поклонения уважали, ну, или мечтали стереть с лица земли. Всего лишь за один месяц на эту загадочную личность было примерно пять покушений.
Мистика, как выражались суеверные люди, верующие в различные проклятия и сделки с самым темным существом мира сего – Дьяволом.

Радостные возгласы полностью наполняли чашу тишины Софийской площади.
Хрупкая и неприметная Мария тоненькими, как ветви рябины пальцами пыталась продвинуться поближе к источнику восхищению. Её старания так и не увенчались каким-либо успехом. Девушка тихо вздохнула.

«Такими темпами, вы в жизни меня не заметите, герцог…» - как-то обреченно молвила юная графиня.
Час дня. Голову слегка припекало, несмотря на то, что был одет головной убор. Томно. Тяжело дышать, да ещё и корсет не дает сполна обогатить девичьи легкие.

И тут послышались звуки цокающей трости, звук металла, ударяющегося об твердую землю.
«Кто-то идет сюда…» - эхом отдалось у Марии в голове.
Звук утих и раздался прекрасный мужской голос, наполненный некой строгостью, но при этом он звучал ободряюще и доброжелательно:
-Продолжаем работу, дамы и господа, - басовым голосом произнес герцог, - я пробуду в Вирнаре ещё недели две, вы успеете расспросить меня о чем вашей душеньке угодно.

Приятная, пьянящая разум многих улыбка. Будь на его месте какая-либо важная персона, то этого человека никто и не стал бы слушать. Все дело в том, что вышесказанная фраза была для простого люда, пожалуй, обидна, однако в волшебных устах Уильяма это звучало примерно так: «Давайте же подымем нашу великую страну! Сплотимся! Поможем!».

Толпа довольно-таки скоро рассосалась, опустошая площадь, унося с собой восторженные, удивленные приезду герцога, голоса. Шаги стали более отчетливыми, теперь же в сторону Марии направился бледнокожий мужчина примерно ста восьмидесяти сантиметров ростом, спортивная фигура, узковатые карие глаза, прекрасно гармонирующие с правильными чертами лица, на которое падало несколько угольно-черных прядей безупречно прямых волос. Не тонкие, но и не пухлые губы были изогнуты в легкой улыбке.

Дьявольски прекрасен, так привлекателен, не зря герцог является одним из самых обсуждаемых мужчин в женском обществе. Любая мечтала заполучить его сердце, но он был недоступен. Никому. Словно ожидал ту самую, которая скрасит его жизнь яркими красками.

-Юная Мария, я прав? – его прохладные губы прильнули к светлой коже девушке, заставив её слегка содрогнуться от неизвестного ощущения. Действительно дьявольски прекрасен и достойно обращается с дамами. – А вы похорошели.
Улыбка мужчины стала шире и добрее, полностью уничтожив в нем строгость. Два старых знакомых встретились спустя десять лет.

На миг Марии показалось, что никакой разлуки не было, однако вытянувшийся и возмужавший человек, стоящий перед ней, ломал это чувство на мелкие кусочки, которые в свою очередь острыми шипами врезались в ранимое сердце молодой леди, напоминая о дне прощания.

Сухо улыбнувшись, совсем неискренне как её когда-то учила мать, девушка потупила взгляд и предложила пройти герцогу в уже заранее приготовленную карету.

По дороге в семейное поместье они ни о чем не говорили, просто молчали, не проронив ни слова.

-Чувствуйте себя как дома, господин Уильям, - тихо сказала Мария, уже стоя в дверном проеме деревянной двери с вырезами.

Что будет дальше, девушка не догадывалась. Как изменится её жизнь, она и предположить не могла. То, что случится с её, отцовской и жизнями других жителей она не знала, слишком сложно это было для неё и тяжело, даже после того, как все это произошло…

***

POV Хана

Я стояла на холодном балконе, вслушиваясь в ночную тишь. Свою вечно одинокую песенку насвистывал ветер, пошатывая сонные деревья. Дождь с шумом падал на землю, пополняя уже давно появившиеся лужи. Ручьи скопившейся воды, весело журча, омывали улицу.
Холодно, до дрожи, пробирающей все тело.
Быть может, заболею? Нельзя. Тоширо будет волноваться, а я не хочу его беспокоить. Да и каникулы не за горами, не время расслаблинся. Потерплю эту коротенькую неделю, и буду отдыхать сколько душеньке угодно.
На босые ноги попало несколько капель. Дрожь пробила ещё сильнее, теперь зубы ударялись друг о друга, настукивая чечетку.

Я потянулась и решила уже выходить, как на кого-то наткнулась.

-Решила заболеть? – оказалось, что это Юки и да, я опять на него налетела. – Давай бегом внутрь.
-Да-да, слушаюсь, ваше превосходительство, - съязвила я, небрежно махнув рукой и злобно шмыгнув носом. Черт, вот и насморк. Хилячка я.
В этот момент моя рука оказалась схваченной. Однако боли я не почувствовала, слишком заботливо его рука меня держала, и я легко могла выбраться из его хватки.

Почему-то сопротивляться я не стала, при единой мысли об этом, все внутри меня в протесте сжалось, словно тело желало его хватки, его прикосновения. Стало не по себе. Что со мной творится? Мне страшно.

От безысходности я застонала, рука сразу же опустилась и теперь болталась в одиночестве. Неужели он заметил? Черт, мог же и обиделся?

-Прости, Юки, - тихо промямлила я, решившись взглянуть в глаза собеседника.
Он стоял молча, вглядываясь туда же, куда я смотрела пустым взглядом несколько минут назад. Однако в его глазах была неизмеримая печаль, нет, не из-за происшедшего только что, эту боль я запомнила ещё при нашей первой встрече: бесконечная, мучающая и пожирающая изнутри. Что же, черт побери, у него на уме?
А самое главное – это то чувство, которое я чувствовала у себя на дне души, словно Юки – часть самой меня, частичка моей же печали, у нас обоих схожие взгляды: у меня порой полнейшая апатия и бесстрастность, у него – тоска, боль и отчужденность. Ну, просто идеальное дополнение друг друга.
Я презрительно хмыкнула. Ещё чего! Буду я под него подстраиваться.

В этот миг он обернулся, как-то по-новому взглянув на меня. Таким же взглядом, как тот мальчик из сна очень похожий на Юки. Дикие догадки подсказывают мне, что это был не просто сон.

Беспросветный цвет его прямых волос слегка колыхался на все том же весеннем ветру, несколько темных прядей из челки выпадали на лицо. На лице ещё неизученная мне гримаса Белая, словно снег рубашка, черные, как и его волосы, джинсы. Стоял парень босиком, но не смотря на это ему холодно не было, по крайней мере по его виду и не скажешь, что он замерз. Наоборот.
Взгляд голубоглазых очей внимательно изучал меня, такое ощущение, будто в душу заглядывают. Что-то внутри забегало, зашевелилось. Нет, не может у человека быть настолько проницательный взгляд, да ещё и цвет такой странный, иностранец, наверное? Хотя, чья бы корова мычала, у самой-то примерно такие же глаза, только, как бы сказать, чище что ли? И тут он улыбнулся, а затем чему-то засмеялся.

Я в недоумении уставилась на него.
-Что? – не выдержав молчание, нервно спросила я. До сих пор не пойму, что в нем заставляет меня выходить из моего безразличия ко всему, даже более, он меня выводит. Невиданный наглец.

Шаг, ещё шаг и я как будто проваливаюсь куда-то в лабиринт, цветной такой, сказочный. Неизвестность, но страха нет. Ощущения неведомые мне ранее. Мурашки, приятно покалывающие по всему телу и тепло на губах и где-то у сердца.
Я так и не поняла, что случилось.
Помню лишь то, что в грудь что-то резко врезалось. Скорее всего, очередной порыв кашля. Но в этот раз было слишком больно и нестерпимо, в глазах с безумной скоростью потемнело. Сознание уносилось куда-то далеко, хотя и до этого оно уже почти исчезло после чьего-то вмешательства, а точнее прикосновения к моим губам.
Неужели…поцелуй? Серьезно?! Мой первый поцелуй!? Черт, как же стыдно!!! А этот нахал у меня ещё получит.
Окутываясь во тьму, я понимала, что краснею. Треклятое смущение, что б его. Из губ что-то потекло. Видимо, недолго осталось терпеть. Ещё немного и все закончится.

Остатки воспоминаний напоминали мне о том, что я не свалилась на бетонный пол балкона, падение было очень даже мягким, однако холодным.
Мрак уволакивал меня за собой, оставляя вместо меня лишь сгнившую оболочку, а душа неслась восвояси.

-Вспомни, Хана… - обрывком пронеслось у меня в голове приятным, таким знакомым баритоном, - опасность…близко…

Я слышала много историй о том, какие бывают сны, и о том, что у нас творится в голове во время сладких грез, да и сладкие ли они вообще? Мне всегда приходилось отличаться ото всех тем, что сны были практически всегда тревожными, страшными и совершенно непонятными. Это мое миниатюрное проклятье, с которым я, пожалуй, уже смирилась. Сказок и чудес не бывает, я в них не верю, есть лишь реальность – суровая и жестокая, крушащая всех и вся на своем пути.

***
Я шагала ужасно непривычно маленькими шажочками в неизвестное мне направление. Вокруг были все те же неизвестные мне цветы: красные, синие, фиолетовые, большие с завернутыми листиками и маленькие с белоснежными, сказочными соцветиями.

Казалось, что сейчас все это исчезнет в один миг, сгорит прямиком на глазах у маленькой девочки. Вот она, суровая реальность, та, которая даже маленьким детям известна.

Светлая маленькая ручка девочки держалась ещё за чью-то. Я не сразу обратила внимание на то, что её вообще кто-то держал. Опять тот самый голубоглазый мальчишка, в его глазах играли тысячи искорок, способных сжечь все эти цветы разом, нет, все вокруг. Взгляд горел, желал чего-то, но…чего?

-Куда мы идем? – наконец-то вырвалось как-то само по себе у меня из уст, а точнее у маленькой девочки, каковой я сейчас являлась. Странный сон.

-Сейчас Хана все увидит, - как-то беззаботно и радостно пропел темноволосый мальчишка.

Мое имя. Совпадение? Вряд ли, не бывает столько совпадений. Опять реалистичный сон? Нужно будет потом Азуме рассказать, она уж точно потом надо мной посмеется.

Мы спускались куда-то по склону вниз, под ногами скользили мелкие камушки, некоторые рассевались. Ну, точно сон.
Вокруг было как-то пустынно: одна из отличительных черт моих недавних снов – одиночество, вниз почти никогда никого не было, но, не смотря на это, сейчас эту систему ломает этот самый мальчишка, и если мои догадки верны – миниатюрная копия Юки.

-Куда мы идем? – все никак не унималась та самая Хана.

Поле с пшеницей, такой яркой и вдохновляющей, посредине – дерево, одинокое высокое дерево с большой зеленой шапкой, словно мост, соединяющий землю и небо. Однако сейчас эта картина была не такой, какой должна была бы быть. Поле было окружено темными густыми облаками цвета дыма.
Внутренние переживания малышки почему-то передавались и мне. Дежавю какое-то. Как будто бы это уже было, причем в глубине сознание, хорошо покопавшись, я смогла бы вспомнить этот момент, наверное…

Наконец-таки мы остановились, как раз под этим старым мистическим деревом, и мальчуган отпустил тоненькую бледную ручку.

-Смотри, Хана-чан, - радостно взмолился мальчишка жалобным голоском, пытаясь отвлечь мое внимание от причудливой коры дерева, как оказалось – дуба.

Он приподнял бледную ручонку, а затем отошел от меня ровно на десять шагов.

-Сейчас, - тихо проговорил мальчик, сведя брови от напряжения.

И через несколько секунд по его руке потекли ручьем какие-то красные струйки.

-Братик! – испуганно вскликнула Хана.

Он лишь молчал и улыбался. Нет, это не была кровь. Струйки начали крутиться, обвивая руку Юки, словно змейки. Удивительное представление, достойное похвал.
Затем мальчик прикоснулся к одуванчику, находившемуся не далеко от него самого.
Видимо он просчитался, я так и не поняла, но дело в том, что несчастный цветок вспыхнул и через несколько мгновений разлетелся пеплом.

А дальше случилось страшное: Юки закричал, да так громко, что сначала показалось, что и вправду не сон, а реальность, страх, окутавший всех нас, включая и самого мальчика. Он кричал от боли, красные змейки, до этого казавшиеся такими красивыми, полностью охватили его руку, сжигая на ней кожу.

Слезы на моих голубых, на его покрасневших, наверное, от боли, глазах. Я лишь беспомощно попыталась переставить ноги, но не получилось. Я замерла, страх парализовал меня.
Чудовищное зрелище: поле полыхало огнем, душераздирающие крики, море слез.
«Что…что мне делать!?» - крутилось в голове.
Неожиданный хруст, ещё более громкий вскрик, ещё один хруст, ещё, четвертый, пятый.
Пламя охватывало маленькое хрупкое белоснежное тельце. А я так и стояла, ничего не так и не сделав.
Я смотрела на все это и рыдала, безудержно, не моргая.

Его кости ломались, причем уже не только на руках, но и по всему телу. Кровь стекала с головы, рук, с пропитанной ею же футболки, практически спаленной огнем…адским огнем.

-Беги! Хана, беги!!! – вдруг невыносимо завопил паренек.
Я оглядываюсь и вижу, как огонь меня уже окружил и выхода нет. Никакого. Все поле застыло в оранжево-красных красках, тело невыносимо печет и лишь старый дуб стоит себе спокойно, огонь на него не распространялся.

Я перевожу взгляд на затихшего где-то в десяти шагах от меня Юки, но вижу перед собой следующую картину: вместо маленького мальчика, предо мной стоит уже взрослый парень, с той самой тоской в глазах, охваченный адской болью, он протягивает ко мне покромсанную руку, часть кожи отрывается и падая на землю, оставляя после себя густую черную жидкость, словно смолу. Он все ещё держит руку, охваченную все теми же проклятыми змейками, говорит что-то, но по губам невозможно прочитать.

И тут я начинаю понимать, что снова нахожусь в собственном теле, силы возвращаются, но с места я так и не смогу сдвинуться.
«Нет. Я не допущу!» - кричит все внутри меня.
Пусть это и сон, но я поклялась, что на моих глазах никто больше не умрет, никогда!

Я срываюсь с места, меня обжигает танцующее по всему полю безумное пламя. Но самое главное – спасти Юки, спасти того, кто мне дорог, спасти того, кого спасти невозможно.

Я лечу на него, охваченная адским пламенем, понимая, что сама могу умереть.
Вот, ещё немного, и я схвачу его за руку, которую он со слезами протягивает ко мне и что-то непрерывно шепчет.

-Поздно, моя маленькая принцесса, - наши руки соприкасаются, но вот миг, и он превращается в пепел и развивается по ветру, словно тот самый одуванчик, жизнь которого так внезапно оборвалась.

А потом все исчезло: огонь, поле, объятое им, пепел, ветер, чувства, слезы – все.
Теперь я стою белой комнате, в которой ничего нет. Совсем ничего. Что-то в душе разрывается пополам, сердце? Тело ломит, голова болит и в ней то и дело надоедливо шумит ненайденная радиостанция.

-Вспомни… - последнее, что отчетливо звучит у меня в голове.

***

Господь Всемогущий, Всесильный, спаси души наши грешные, погрязшие во тьме, в густой непроницаемой смоле, пусть даже если это невозможно…

***

-Командир, скорее! Цель уходит!
-Доложите о происходящем, Джил!
-Так точно, командир, цель – демон третьего круга ада уходит в северном направлении, ваши указания?
-Города, находящиеся в том направление?
-Ничего, сэр, а…постойте, - солдат замялся. Умение читать карту – не его конек.
Через несколько секунд предмет оказался в других руках.
-Помилуй, Господь… целое…поселение людей

Капли ночного дождя падали на окровавленную землю, пропахло чем-то ужасным, быть может, это запах смерти, страха и уныния?

______________
без музыки наша жизнь пуста и бессмысленна...
Вернуться к началу Перейти вниз
http://animefan.forum2x2.ru
Няха
Администратор
Администратор
avatar

Женщина Сообщения : 1397
Очки : 2288
Репутация : 19
Дата регистрации : 2011-02-19
Возраст : 19
Откуда : «невесомость»

СообщениеТема: Re: Падший рай   Вс Дек 22, 2013 10:58 pm

Глава 8. Тень, падающая от старой сакуры.

Всем привет ^^ Думаю, меня можно казнить, как минимум за задержку...большую задержку главы...Искренне прошу прощения,просто дела, дела, дела, экзамены скоро, да и усталость, вечный недосып, короче, не буду оправдываться ТТ___ТТ Простите ещё раз. Приятного вам прочтения моего маразма) Ах да, жду ваших отзывов :3

Глава 8


Ночь. Что это за время такое? Почему все самое странное, таинственное и по-настоящему мистическое происходит именно в это время суток? Все люди знают, что лучше никуда ночью не соваться. Почему? Ответ прост и банален: опасность, угроза, исходящая из тьмы неизвестности. Столько сказок на эту тему написано, и в большинстве из них с героями происходит что-то плохое именно ночью, именно в темном месте, где нет и малейшего лучика света, надежды. Так отчего же мы зависим? От страха ли придуманного самими людьми или же все-таки во мраке ночи действительно есть что-то ужасное и пугающее? Оттого ли все не хотят дать тьме шанс потому, что просто-напросто страшатся его? Кто знает, люди – всего лишь эгоистичные животные, обладающие разумом, не способные признать свои страхи, ставя себя на ступеньку выше, чем другие существа. Тогда, с таким-то вот раскладом, сам человек не является тьмой?

POV Хана

Семь часов утра. Соскочила я за одну минуту до начала «адской песни» будильника. Обезвредив его, тем самым почувствовав себя настоящим сапером, я, словно зомби из старых кинофильмов, попыталась встать. Руки тряслись, кожа была ещё бледнее обычной, боюсь представить свое собственное отражение сейчас. Плохой сон плохо, очень плохо на мне сказался. Да и вообще, что это был за ужас такой: в нем чувствовалась ощутимая и реальная боль, словно все происходило на самом деле. Видимо, из-за этого сейчас ломило все тело. От таких воспоминаний меня передернула.

Я вздохнула, не хотелось, чтобы в голове мелькала и самая малейшая мыслишка о сегодняшнем кошмаре.
Шаг. Ещё один. Слегка пошатываясь, я все-таки подошла к намеченному объекту.

В отражении стояла худощавая девушка и с каким-то пофигистическим выражением лица смотрела на меня из потустороннего мира. Да уж, пусть я выглядела и хреновенько, однако на это внимание никак не могло заостриться, все сознание занимал тот странный сон. Ещё раз, тщательно изучив собственное отражение, я заметила на бледной коже несколько едва заметных синяка. Точнее, мне показалось, что несколько. Очутилось так, что все руки, начиная с ладони, заканчивая плечами, полностью были покрыты синяками фиолетового и местами багряного цвета. Руки затряслись ещё сильнее. Дрожь стала весьма ощутимой, ведь до этого я просто не обращала на неё внимание.

«Откуда они взялись?» - единственная мысль, выхватившая лидерство в моей голове.

Пришлось ещё раз всматриваться на себя в зеркало: прямые каштановые волосы, слегка запутанные, водопадом обрамляли шею, спускаясь к лопаткам, как я и говорила ранее, и так бледная кожа сегодня казалась ещё более белой, словно материал, из которого сделана мраморная кукла, голубые глаза сильно выделялись на всем этом фоне, несмотря на недосып, они горели небесным пламенем, а под ними красовались темные синяки, означавшие лишь то, что сегодня на уроках я, скорее всего, засну.

-Так, Хана, соберись, - сказала я сама себе и гордо ударила себя кулаком в грудь а-ля супергерой.

Неожиданно в дверь глухо постучали и через несколько мгновений она отворилась.
В проходе стоял Юки и держал что-то в руках на деревянном подносе. Завтрак?

-Эм… - попыталась начать я, однако получилось лишь неловкое мычание. В памяти вдруг начали всплывать события вчерашней ночи, тот поцелуй на балконе. Я, конечно же, мгновенно стала красной. Хитрый лис!

-Как спалось? – невозмутимым голосом спросил темноволосый парень. – Я тут завтрак приготовил, пока ты спала, думал принести, пока ты спишь, но раз уж ты проснулась…
На мгновение он запнулся и уставился своим проницательным голубоглазым взором на меня.

Черт! Ну, точно издевается! Чертов лис.

-Что? – не выдержав, вякнула я, но вышел такой смешной писк, что вся моя серьезность улетучилась и теперь я смущалась ещё больше.

Видимо поняв тот факт, что мне неловко, он отвел взгляд и направился к небольшому деревянному комоду.

-Откуда у тебя эти синяки? – тихо спросил новоиспеченный сожитель. В голосе у него звучала сталь. К чему была такая жестокость – не понятно.

-Все хорошо, забей, - небрежно кинула я, повернувшись к стоявшей позади меня девушке, рука потянулась к расческе.

На мгновение я оробела, ощутив на собственной коже чье-то дыхание. Слишком близко. Однако осознавать это уже было поздно – я вся погрузилась в его объятия. Тело обмякло. Опять это странное ощущение по всему телу. В низу живота непонятно заныло. Раньше такого не наблюдалось. Что творится?

-Юки, отпусти, - попыталась вырваться, но не получилось. Опять то же самое.

-Зачем? – после минутного молчания спросил парень. Я попыталась сделать попытку повернуть голову, но даже это не помогло. Слишком сильно он меня сжал, но самое странное то, что тело ни в какую не собиралось слушаться меня, вовсе наоборот, оно прямо-таки желало его объятий.
На мгновение мне даже показалось, что он усмехнулся, скорее всего, просто показалось. Внизу живота начинало тянуть все сильнее, что за бредятина, что за странное чувство!?

-Отпусти, - истерическим криком вырвалось у меня, из-за беспомощности, наверное, на глаза выступили слезинки, руки задрожали. Не подумайте, я не истеричка, но данная ситуация меня совершенно не забавляла.
Струи прозрачных слезинок скатились по щекам, тело покрылось мурашками, которые я почувствовала почти моментально. Так необычно плакать. Если так подумать, последний раз, когда я ревела был уже очень давно, а он взял вот так вот просто довел меня до такого состояния.

Мертвая хватка наконец-то ослабла, и через секунду его руки тихо спали с моего тела.

Мы так и продолжали стоять в оцепенении некоторое время, показавшееся мне вечностью, причем такой жестокой и нестерпимой, что сразу же вспомнились цитаты великих людей о молчании, о том, как это страшно. Тишину прервал спасительный будильник, оповещающий нас о том, что уже семь тридцать.

Я прошла к шкафу бурого цвета, стоящего около зеркала, и начала что-то в нем искать. Чуть позже я поняла, что роюсь в нем непонятно зачем. Вздохнув, я вытащила из него вешалку, на которой висела школьная форма, аккуратно сложила её и направилась к выходу. Не хотелось даже взглядом пересекаться с Юки. Стыдно или что-то другое? Что вообще между нами происходит.

Выходя из комнаты, я заметила, что он все так и стоит на том же месте, смотря куда-то в пол. И пусть, не хочу за ним бегать и уж тем более извиняться, первый начал.

Дверь захлопнулась, мысли вновь заполонил сегодняшний сон.

***

POV Хана

На улице тем временем шел дождь, такой холодный и неприятный. Пришлось выйти пораньше, я все-таки не позавтракала, уж сильно не хотелось опаздывать, обращать хоть какое-нибудь внимание на себя.
Занятия начинались в девять часов, вышли же мы примерно в восемь тридцать. В общем, почти как обычно, хоть и немного отошли от привычного графика. А все лишь из-за того, что Рё за завтраком не давал никак поесть Тоширо, загружая его огромной порцией бестолковых вопросов. В итоге этот надоедливый блондин увязался за нами и теперь его громкий трепет разносился по всей улице. О чем он там говорил, а точнее о чем они так серьезно спорили с Тоширо, я не вникала, просто не хотелось. Радовало лишь одно: братик наконец-таки говорил с кем-то.
Заметив на себе мой пристальный взгляд, Тоширо обернулся и широко улыбнулся. Я ему ответила взаимностью и повернула свой взгляд куда-то на дорогу. Сейчас бы музыку послушать, да вот беда – плеер разрядился, а ставить его на пять минут зарядки – идея бессмысленная.

Мы уже подходили к школе, как меня вдруг за руку кто-то дернул. Я вздрогнула, не ожидая такого. Разговор двух товарищей позади меня тоже смолк.

-Ха-но-чка-тян, - довольным до одури голосом взвизгнула мне подруга. Её голос узнаваем из тысячи, - как дела?

Нет, ну сама доброжелательность. А вообще, её активность меня удивляла и иногда вводила в ступор. Сегодня понедельник, а она так и плещет энергии. Чудо дитя, не иначе.

-И тебе привет, Азума, - я попыталась изобразить хоть какую-то улыбку, но по недовольному личику подруги стало ясно, что не получилось.

Девушка покосилась на идущего уже рядом Рё и как-то недобро хмыкнула. С чего бы это?

-Все в порядке, - тут же вернулась она к прежнему разговору.

Я лишь одобрительно кивнула головой и уставилась в серое дождливое небо. Что-то плохое надвигается, прямо чувствую это, а моя интуиция заслуживает хорошего мнения о себе.

-Азума, верно? – на удивление поникшим голосом спросил Рё, странность за странность прямо. Видимо, просто решил проявить вежливость.

Та лишь кивнула, видимо, ей тоже не хотелось заводить с парнем разговор, да и вообще о чем-то общаться при нем. Я-то знаю, что после того, как мы окажемся наедине, она начнет свои мозговыносящие вопросы, но это потом, а сейчас….

Мы так и шли молча до школы, лишь изредка слышались голоса Рё и Тоширо, короткие и тихие.

Заинтересованных взглядов избежать не удалось. Все бесстыдно пялились на нашу компанию и о чем-то шептались. Тупые сплетники, ненавижу таких. Быть может, поэтому у меня нет друзей в школе, кроме Азумы, конечно же.

Помимо дождя, беспросветных темных туч, придающих городу еще более мрачную атмосферу, дул сильный холодный ветер, шатающий близстоящие деревья и рекламные выставки. И вот, в одно прекрасное мгновение шарфик, до этого спокойно колыхавшийся у меня на шее, сдувает очередным порывом стихии.

-Черт, - не выдержав, вырвалось у меня. Этот шарфик достался мне от матери, я даже прекрасно запомнила тот момент, когда она мне его вручила, я отлично помнила ту её искреннюю, полностью наполненную добротой улыбку.

Несколько отчаянных шагов в сторону улетевшего, а точнее парящего уносящегося шарфа. Не смогу догнать, да и тело отчаянно стонет, давая понять, что мне это не по силам.

Я охнула. Не хотелось в это верить. Смотря далеко в небо, перед глазами всплывала та самая улыбка.
Словно окаменев, я неподвижно застыла на месте.

«Почему этот день такой фиговый с самого утра!?»

Очередной порыв холодного ветра растрепал темно-каштановые волосы, локоны упали на лицо, создавая настоящий дым из волос.

Наконец-таки приведя себя в порядок, я вдруг увидела Азуму, которая огромными шагами, несмотря на свои коротенькие ножки, неслась в сторону шарфа.

-Сестееенка, - выкрикивала та, - я его достану.

Что? Достанет? Как? Это не реально! Он уже достаточно далеко улетел, даже из виду пропал. Как эта бесшабашная девчонка обирается его искать?

Ещё несколько тихих глухих шагов за спиной, светлая вспышка блондинистых волос. Человек, пронесшийся так быстро, словно заядлый бегун, через минуту уже догнал, нет, обогнал Азуму.
Рё за считанные секунды догнал самую быструю ученицу нашего класса и параллели. Невозможно!
Я так и стояла, но уже с открытым от удивления ртом.

-Если не поспешите – опоздаете в школу, поторопитесь, я спасу твой шарфик Хана-чан, - выкрикнул блондин, огромными и безумно быстрыми шагами пересекая небольшое поле с ещё не распустившимися цветами.

-Но, ты…уверен? – ну, вот, попыталась крикнуть как можно громче, а в итоге получился сдавленный цыплячий писк.

Жалкая.

Рё уже скрылся за стеной трехэтажного дома, а я и моя обожаемая одноклассница так и стояли, не произнеся ни слова. Странность ситуации зашкаливала. Обычно Азума бы первая начала разговор, однако сейчас она стояла ко мне спиной и молчала, словом, словно фарфоровая кукла – такая же неподвижная и холодная.

Я улыбнулась и подошла ближе, решив дружески похлопать девушку по плечу. Расстроилась, наверное. В первый, считайте, раз проиграла. Да кому? Какому-то незнакомому парню со своими бзиками.

-Азума, все в порядке, - наклонившись к её скрытому за угольными волосами лицу, спросила я.
А она все молчала.

Сказать, что я испугалась, офигела – ничего не сказать. Я впервые видела её такой: всегда по-детски милое и радостное личико исказила злобная гримаса, на глазах выступи слегка заметные красные капилляры, губы сжаты в тонкую полоску, челюсти напряжены, взгляд пылает гневом, нет, не простым гневом, этот был ужасным, испепеляющим, уничтожающим изнутри, её трясло.

Слава Богу я не растерялась, хоть и отпрянула от неё на мгновение. Я на самом деле была напугана, а что, если бы у вас была такая подруга – самая маленькая, милая и добрая девочка в классе, и вот вдруг вы увидели её…ну…в таком вот состоянии? Мои руки обвились вокруг неё, крепко обняв.

Однако же, я не ожидала, что она меня оттолкнет, причем так резко, что я слегка покачнулась чуть ли не упав на заднюю точку. Спрашивать я ничего не стала. Мы стояли так несколько секунд, которые, в свою очередь, показались мне столетием.

И так же внезапно, как все это началось, она повернулась ко мне со своей фирменной широченной улыбкой во все зубы и промолвила, протягивая мне руку: «Прости, сестренка, я была не в себе, все хорошо. Идем же вместе в школу, а то и вправду опоздаем. Первый урок, ты же помнишь – физика. Сусуми – сэнсэй убьет нас, если мы придем не вовремя на его урок».

Девушка согнула руки, вытянув ладони, посмотрела на меня и своротила злобную мину а-ля разъяренный дракон.

Я вздохнула. Не хотелось выяснять, что это было, просто на данный момент надо было забыть этот неприятный инцидент. Заразительная, однако, у неё улыбка. Теперь и я шла, широко лыбясь, несмотря на тухлую погоду.

Тоширо уже давно ушел вперед, ещё после того, как убежал Рё. Видимо, ему не очень-то и была приятна наша компания. Пфф, ну и ладно. Пусть идет.

Мы шли, изредка перекидываясь несколькими незначительными фразами. В голове была шумиха, однако в уголке все яснее давало о себе знать воспоминание о приснившемся ужасе.

Я отчаянно попыталась забить головенку чем-либо другим, но другие переживания заполняли её с все большей силой.

Словно затишье перед бурей – не иначе. Это чувство никак не покидало меня. Черт, доброе утречко, называется.

«Надеюсь, что хуже сегодня больше ничего не будет» - крутилось у меня в голове на протяжении всего оставшегося пути в школу.
Однако, как по закону подлости, именно после этой фразы неприятности становятся все только хуже.

***

Физика прошла как-то незаметно. Учитель рассказывал нам о каких-то явлениях природы, о магнитном поле в районе примерного появления демонов. В конце урока он что-то заладил о следующем учебном году, в классе послышались перешептывания, на которые он с успехом и самой настоящей профессиональностью не обращал внимания.

В одном из таких разговорах я услышала свое имя. Но, не смотря на это, я даже не обернулась. Слишком лень даже голову с парты поднять, не то, чтобы повернуться и вслушиваться. Сон постепенно поглощал меня, унося с собой все переживания. Мир Морфея.

Даже звонок с урока не смог меня разбудить. За какую-то минуту я так крепко уснула, что не смогла встать самостоятельно. Однако, вместо того, чтобы встретить знакомое и любимое лицо подруги, я наткнулась на озлобленную и хитрую мордашку самой любимой, классной, прекрасной(и т.п.) ученицы нашего класса, точнее на ту стерву, которой лизало задницу пол школы.

Анжела Смит - дочь нового мэра городка, занявшего пост моего отца, эгоистичная, жестокая блондинка, которой, повторюсь, лижет задницу почти вся школа, включая учителей и директора. Обожает издеваться над слабыми. В младшей школе облила на одноклассницу кислоту просто из-за того, что та отказалась умолять о пощаде блондинку. Однако Анжелу отмазал отец и этот страшный случай забыли.

-Чего тебе? – нагло посмотрев на ненавистную мне бабу, спросила я.

Та лишь ещё шире ухмыльнулась.

-Ничего не забыла? – громко и язвительно спросила она. Нет, ну настоящее сгорбленное чудовище из болота, описанное в японском фольклоре. – Ты мне денег должна.

Её шестерки появились буквально из неоткуда, хоть я и знала, что до этого они стояли за её спиной. Не подумайте, Анжела не из тех девушек – качков, напротив, у неё стройная женственная фигура, самые обычные руки – не большие и не маленькие, стандарт, короче. Да и вряд ли с такой модельной внешностью, как бы это противно не звучало для меня самой, можно быть непривлекательной гориллой.

Серые глаза злобно сверлили меня, выжидая ответа. Розовые, накрашенные блеском губы растянулись в озлобленной улыбки, тоненькие профессионально выщипанные брови свелись к середине.

Не решив ввязываться, я проигнорировала все её дешевенькое выступление, спокойно став и направившись к входной двери. Я не из тех, кто любит ввязываться в драки, да и, учитывая силу этой чокнутой разбалованной девки, мне с неё было бы не справиться. Однако не тут-то было.

Мимолетное мгновение, резкий разворот и я чувствую себя прижатой к парте лицом.

Черт.

Был бы тут хоть кто-нибудь из учителей, ну, или хоть кто-то из класса, может быть сейчас подобной ситуации не было. Я громко рыкнула, ощущая ломящую боль в запястье. Эти сучки заломили мне руку.

-Что…папаня…денег дает мало, да? – язвительно спросила я, запинаясь, чтобы не закричать.

По-моему, это вывело Анжелу из себя. «Мисс стерва» нашей школы скривила свое личико ещё больше. И стоит заметить, молчала она больше минуты, видимо, в её пустой головенке даже ответ на мою грубость не мог быть придуман.

-Не твое дело, грязная шлюшка, - провопила та и стукнула меня прямым ударом в позвоночник. Тело рефлекторно выгнулось от удара, тихий стон сорвался с моих губ. Больно. Чертовски больно. Но адреналин уже во всю бушевал в моей крови, остановиться я не могла.

-Шлюшка, говоришь? Кто бы говорил, мисс «подстилка» семьи Абэ, - я презренно улыбнулась ей из последних сил. Все вокруг покрывалось непроницаемой черной пленкой, и я прекрасно знала, что это означало.

Вдруг откуда не возьмись в классе появилась Азума. Невозмутимость и гнев торжественно бушевали на её детском личике. Сестренка в мгновение ока подскочила ко мне и, замахнувшись, ударила по руке, заламывающей меня все это время. Шестерка, державшая меня, тут же отпрянула от меня и жалобно заныла, покрывая мою подругу трехэтажным матом.

-Что тут происходит? – послышался громкий крик с той стороны, откуда недавно появилась Азума. Все в изумлении уставились на дверь: злой до покраснения Сусуми – сэнсэй, а за ним тихо наблюдая за всей ситуацией, находился ещё один преподаватель - Ясуда Юу. Светлые волнистые волосы в обычном порядке прикрывали безразличный взгляд редкого фиолетового цвета.

Учитель Юу в школе является загадочной личностью, странным типом и просто вечным предметом обсуждения. Не особо разговорчив, вечно куда-то неожиданно и незаметно пропадает. Умен и, по всей видимости, силен физически, так как тело выглядит натренированным. У него небольшой, однако заметный шрам возле височной части лица. Его уважают и побаиваются благодаря не особо внушающим, но все же глубоко распространившемся по всей школе сплетням.

-Хана, Азума, опять за старое?! – плевался первый. – Да сколько можно-то? Бедная Анжела уже и покоя от вас не знает.

Поняв, что сила на её стороне, блондинка наигранно изобразила страх, посмотрев на меня и мою подругу, и лишь укутавшись в свои пышные ухоженные волосы, ликующе злорадно ухмыльнулась.

«Все же драная стерва, но да ладно» - подумала я, проигнорировав истерические крики учителя, спокойно вышла из класса. Сестренка хотела пойти за мной, однако я взглядом дала ей понять, что хочу побыть в одиночестве и тишине, без потусторонних личностей.

Все потихоньку начинало выбешивать.

Минуя виновницу произошедшего, я услышала тихий шепот, который был полностью наполнен змеиным ядом: «Ещё ничего не закончилось, будь уверена».

Я лишь улыбнулась ей в ответ и вышла из класса, пробиваясь сквозь набежавших на всю эту шумиху «зевак».

***

Сначала я не знала, куда пойти. Все-таки в голове выиграла мысль о прогуле урока, из-за этого стало даже как-то лучше на душе: ну ни в какую не хотелось видеть эти поддакивающие рожи моих «любимых одноклассников».

Я громко выдохнула и остановилась у большого окна, выходившего на школьный двор. Погодка ничуть не изменилась: все то же темное небо, противно моросит дождь, в принципе именно из-за него я и не пошла на крышу здания, и лишь ветер, утром так сильно бушевавший, утихомирился, точнее, вовсе пропал, поняла я это, глянув на старые, как само поселение, неподвижные персиковые деревья. За зиму они побледнели и сейчас выглядели по-настоящему мертвыми.

Черт, сплошная депрессия. Я ещё громче вздохнула и отвела взгляд, который в свою очередь почти сразу же наткнулся на стоящую напротив меня фигуру.

-Что-то случилось, Юу – сэнсэй? – я вопросительно уставилась на молодого светловолосого мужчину в ожидании ответа.

Не знаю почему, но его присутствие сейчас меня не напрягала, но мучил один незначительный вопросик: «Что он, собственно, тут забыл?»

Он ещё минуту неподвижно, словно те самые вышеперечисленные персиковые деревья, стоял и изучал меня своим загадочным фиолетовым взглядом. В его глазах плясали искорки. Что же ему надо?

-Уроки прогуливаешь? – приподняв одну бровь, спросил преподаватель, на что я положительно кивнула. – Что ж, Хана, пошли, пройдемся со мной.

Он повернулся и пошел куда-то в сторону спортзала.

-Эмм…зачем? – как можно громче сказала я, сомневаясь в том, что мой обычный голос он не услышит.

Он остановился и, не оборачиваясь, молвил:

-Есть разговор. Думаю, ты не хочешь в кабинет директора, - он вдруг загадочно ухмыльнулся, посмотрев на потолок, - хм, странно, ученикам нельзя гулять во время занятий, не думаешь? А ведь я, как учитель, обязан тебя отвести к нему… - я сглотнула, не хочу даже попадаться этой старой подкупной тетке на глаза, не то, что аж говорить с ней, - … как прискорбно.

Он наконец-таки плавно обернулся ко мне и посмотрел прямо мне в глаза. Ждет реакции.

-Х…хорошо, согласна, но карге, ни слова… - неуверенно промямлила я, понимая, что выхода кроме как этого - нет.

Он хитро улыбнулся, радуясь полной победе, и продолжил свой путь. Я же в свою очередь поплелась за ним.

«Ну не день, а просто сказка!»

***

Мы, молча шли по бледному школьному коридору. Одна из лампочек постепенно перегорала, при этом раздражающе мигая – фильм ужасов.

Атмосфера, так сказать, была холодна, тем не менее напряжения не было.

Учитель смотрел вперед, ни разу за пять минут на меня не взглянув, видимо, глубоко о чем-то задумался.
Осмелившись, я решилась заговорить первой, а точнее спросить.

-Учитель, так о чем вы хотели поговорить? – отлично! Серьезный уверенный голос, получилось.

-Дай-ка подумать, Хана-чан, - он потер идеально бритый подбородок, все ещё неизменно глядя вперед. Его взгляд был абсолютно серьезным и в них все ещё играл самый настоящий интерес, - слушай, а что ты думаешь на счет демонов?

Демонов? Я удивленно посмотрела на него, не ожидая встретиться с его душе прожигающим взглядом. Фиолетовые глаза с невероятным интересом, нет, не так, с самой настоящей озабоченностью впились в меня.

Если честно, я растерялась, никак не ожидала такого вопроса. Все же после недолгого обдумывания, я собралась с мыслями и не быстрым темпом выпалила:

-Они кровожадны, опасны и чудовищны. Убивают, уничтожают просто по собственной прихоти, безжалостные твари, недавно ворвавшиеся в наш мир по непонятным причинам, - все это время мой взгляд пилил деревянный пол, так как встречаться с сэнсэем взглядами нисколечко не хотелось. Запнувшись на долю секунды, я продолжила, в то время, как мой собеседник терпеливо ждал, - мне кажется, что скоро наш мир исчезнет, из-за них или нет, в любом случае люди сами виноваты, что притянули к себе беды, ведь все мы погрязли в грехах…но…тем не менее, я ненавижу их…ненавижу за то, что из-за них страдают ничем не провинившиеся семьи, под их руками погибают женщины, маленькие дети. Они монстры.

В сердце все отчаянно сжалось. Я наконец-таки вспомнила, что творилось в мире все это время, все эти страдания, мольбы о помощи.

-Ясно, - наконец-таки улыбнувшись, учитель отвел от меня взгляд. Это «ясно» я восприняла как «она такая же скучная, как и все остальные». По всей видимости, я не первая, кому был адресован этот вопрос, - тогда я спрошу немного иначе, - несколько блондинистых прядей упало на его светлое лицо. Улыбка исчезла, а в глазах появилась жестокость, настоящая жажда крови, от которой кровь в венах застывала из-за страха.

-Скажи, что ты ЗНАЕШЬ об этих монстрах? – на этот раз он не смотрел на меня, убивал своим взором двери, ведущие во двор, у которых мы остановились.

Его компания меня стала пугать. Долго думать не пришлось и я выпалила первое, что на ум пришло:

-Не больше, чем и остальные.

Он обреченно вздохнул и взлохматил мои волосы, что я никак не ожидала.

-Береги себя, лады, Хана-чан? – он искренне улыбнулся и, резко развернувшись, спокойно ушел, так и оставив меня стоять в оцепенении пригвожденной к полу.

Что это было – понять мне, по ходу, не дано.

За стеной слышался стук дождя о землю. Наверное, там уже много луж. И как мне домой доплыть?

***

Шла перемена.
После того непонятного разговора с учителем я все-таки оклемалась и решила выйти, охладиться на школьный двор.
Почему-то в сознании вдруг всплыл образ Рё. Интересно, он нашел шарфик или все же плюнул на это занятие?

Улыбка не заставила себя ждать. Я стояла под холодным дождем и хихикала, словно давно свихнувшаяся психичка.

-Хех, дурень, - сказала я сама себе, глядя в беспросветное темно-серое небо из которого большими каплями падал дождь.

«Что я знаю о демонах?» - вопрос не давал мне спокойствия. И вообще, голова жутко болела, лишком много произошедшего, перебор мыслей.

Мертвенной походкой я зашагала к ближайшей совсем недавно зацветшей старой сакуре, в надежде, что под ней можно хоть немного спрятаться от погоды. Розовые лепестки придавали дереву некой сказочности, при взгляде на это чудо-дерево настроение поднималось, проблемы уходили на второй план. Спокойствие. Отдых. Прекрасно.

Как я и думала, лавочка под растением была мокрая лишь в некоторых местах, благодаря чему я смогла усесться на сухой край. Веки закрывались, этому процессу помогал и утешающий звук капающей воды, ручейка, протекающего недалеко. Да, в природе всегда можно найти усмирение, блаженство и умиротворенность.

Мысли разом пропали, я едва лишь поглядывала сквозь полузакрытые глаза на крону сакуры, все ещё никак не налюбуюсь её красотой.

Мое уединение прервали чьи-то противные голоса. Я лениво поднялась с лавки, чтобы понять источник моего беспокойства.

Вдалеке было три фигуры, и как выяснилось позже – это была Анжела со своими шестерками.

Я тихо проматерилась про себя, в который раз проклиная сегодняшний день, а он этого заслуживал.

Троица медленно, но верно, шли четко в мою сторону, при этом омерзительно смеясь.
Анжела возглавляла «армию», идя впереди, за ней с левой стороны хвостиком следовала крупно сложенная высокая брюнетка – Аоки Ризако, одна из шестерок, другая же – вспыльчивая Оохаши Язу, семнадцатилетняя шатенка с трудным характером, уже в детском возрасте была поставлена на учет в полиции.

В общем, они друг друга стоили. Но это не все. Помимо этой парочки последовательниц, у богатой блондинки по школе были сотни фанатов и поклонников жополизов, поэтому-то я не могу сказать, что эти два неотесанных создания – её единственные приспешники.

-Ну вы только поглядите на неё, - повысив свой писклявый, надоедливый голосок, молвила вышеупомянутая блондинка, медленно приближаясь. С каждым шагом её лицо искажалось в странных, более того, нездоровых конвульсиях, - ничтожество!

Шестерки презренно захихикали, окружая меня со всех сторон.

«Ну почему именно сегодня мне так хреново?»
Сейчас драться совершенно не хотелось, да я бы и рада встать и уйти, пусть они меня грязью и зальют, мне пофиг. Однако, как только я совершила попытку встать с лавочки, по телу прошла резкая боль, шедшая с района грудной клетки – меня со всей силы впечатали назад, принуждая все-таки сидеть смирно, но, теперь уже на грязной и мокрой земле. Как же унизительно.

-Тут твое место, дочка потаскухи! – ликующе прокричала Анжела и ударила ничего не подозревающую меня прямо в желудок с ноги.

Во рту мгновенно почувствовался металлический привкус, живот отчаянно свело. Теперь я полностью валялась в грязи, скрутившись в калачик. Болезненные судороги прошлись по телу с новой волной.

Затем последовал ещё один удар, потом ещё и ещё. Теперь они мне казались бесконечными.

«Нет уж, я не сдамся, ни за что!»

-Уто-пи ме-ня в го-вне…но...ни…когда. СЛЫШИШЬ!? Никогда не смей своим паршивым ртом даже называть её имя!!! – я из последних сил буквально вскочила с земли, и сочно влепила габаритной брюнетки. Та, не удержав идеального равновесия, слегка пошатнулась и сделала несколько шагов назад. К ней мигом подскочила Язу, но первая, вытерев кровь с губы, откинула с пути шатенку.

Я только собиралась нанести удар, однако тут порывы кашля настигли меня. Воспользовавшись тем, что я задыхаюсь, Анжела обошла меня и с колена ударила по позвоночнику.

-Знай свое место, тварь! – выплеснула она.

Тело перестало слушаться, я задыхалась. И дело было не в том, что меня ударили в зону, где находились легкие. Во всем виновата болезнь, которую, увы, вылечить невозможно. Мне ежедневно приходиться пить таблетки, созданные моим отцом для поддержания работы органа дыхания. И, как на зло, сегодня я её ещё не пила, следственно, сейчас я спокойно могу помереть.

Я лежала на холодной земле, трясясь в конвульсиях. Ни один звук, кроме одного, самого отчетливого в тот момент я не слышала. А именно – дождь, капли, падающие с небес и с грохотом падающие на землю.

Однотонный разговор, показавшийся мне монологом:

-Эй, она не сдохнет, а?
-Да эта сучка живучая, не переживай.
-Риза-а-акочка-тян, меня-то, зачем было бить, мне бо-ольно.

Этот бред меня изрядно напрягал. Прямо сейчас мне захотелось умереть, но не получилось.

Сквозь пелену завывающего ветра и шум покачивающихся персиковых деревьев вблизи, послышались чьи-то шаги, а точнее этот кто-то уже переходил на бег. Такой тихий. Не прислушивалась бы я сейчас к каждому шороху, то вряд ли бы заметила ещё чье-нибудь присутствие.

Кашель утихомирился, и теперь я просто валялась в противной холодной воде, будучи вся в грязи.

-Кто здесь? – обернувшись, в грубой манере спросила блондинка.

Секундная тишина.

-Она сказала ответить! Так что хватит там таиться! – не выдержав напряжения, провопила Язу.

Не знаю почему, но я прекрасно чувствовала эмоции окружающих меня людей: недовольство, страх, гнев, а последнее – нечто ужасное, разобрать не удалось.

Облокотившись на порезанную острым камнем при моем падении с лавки руку, я старалась встать. Любопытство, как ни странно, зашкаливало.

-Ты? – удивленно произнесла блондинка. По её выражению лица действительно можно было сказать, что она удивлена, тем не менее, ещё одна эмоция, читавшаяся в её сером взгляде – радость.

-А я, вроде бы и не прятался, - шаги остановились прямиком возле деревянной лавки.

Светлые локоны, с которых ручейками стекает вода, мокрые темные джинсы стали казаться ещё темнее сухого оригинала, в руках до боли знакомая вещь, наверное, единственная, показавшаяся мне сухой.

Обычно радостные глаза карего цвета, извергающие позитив, пылали самым настоящим гневом.

Руки блондина дрожали, брови близко сведены, от чего его лицо становилось ещё более озлобленным.
Одним шагом он очутился около главы шайки. По сравнению с ним она была самой настоящей коротышкой, что придавало ей ещё большую беспомощность.

Сразу вспомнились её безрассудные оскорбления на счет меня – ничтожества. Несомненно, я в который раз подтверждала и отмечала для себя, что человек – эгоистичное существо, не способное на дерзость поодиночке. И я одна из таких. Такая же мразь. Черт.

-Обычно я девушек не бью, - он устрашающе усмехнулся, - но вас таковыми назвать нельзя!

______________
без музыки наша жизнь пуста и бессмысленна...
Вернуться к началу Перейти вниз
http://animefan.forum2x2.ru
Няха
Администратор
Администратор
avatar

Женщина Сообщения : 1397
Очки : 2288
Репутация : 19
Дата регистрации : 2011-02-19
Возраст : 19
Откуда : «невесомость»

СообщениеТема: Re: Падший рай   Вс Дек 29, 2013 3:49 am

От автора:

Здравствуйте уважаемые читатели) На счет главы - она не такая объемная, как предыдущая, так как я решила сделать её неким переходом между предыдущей и следующей главами. И, кстати, будущая глава будет наполнена насилием и, возможно, не очень культурными выражениями, так как начнется не большой жестячок) Однако пока что читаем эту главу :3 Приятного чтения))

Глава 9. Частицы разбитого.

Что происходит, когда на твоих глазах убивают близкого человека? Знаете ли вы это чувство? Это, наверное, самое настоящее атомное оружие, полностью и безвозвратно уничтожающее вашу психику ко всем чертям собачьим. А что остается потом? Лишь боль, страх, сожаление, чувство потери. Вы чувствуете себя виноватым, хотя справедливо ваше мнение или нет, сказать вам сможет лишь сам Бог.

POV Хана


Произошедшее пять минут назад на мне странно сказалось: с одной стороны, я чувствовала себя в каком-то роде победительницей, вышедшей из боя, нанеся нокаут противнику, а с другой – меня мучила совесть (представьте, таковая, оказывается, во мне присутствует), было неловко перед так неожиданно пришедшим ко мне на спасение Рё.

В голове всплывали неясные картинки произошедшего ранее: внезапно появившийся блондин залупил смачную пощечину Анжеле, у той аж ноги подкосились. Тогда даже её свита испугалась, впоследствии чего они убежали жаловаться учителям, которые сейчас отрывались на нас. Заметьте, не только на мне, но и на совершенно не имеющего никакого отношения к нашей школе Рё.

Не смотря весь бред, произнесенный педагогами ранее, да и который они несли сейчас, мой друг находился в хорошем распоряжении духа. Он, развалившись, видел в черном кожаном кресле, изредка оборачиваясь ко мне и широко улыбаясь. Такого Рё я узнаю.

-Уважаемая леди, да как вы посмели…и бла-бла-бла…

Фразы учителей пролетали мимо моего слуха, пропадая где-то в бездне.

После очередной смешной скривленной физиономии блондинистого парня, сидящего напротив меня, я не удержалась и прыснула в кулак.

Быть может к добру тот факт, что учителя этого не заметили, ну, или просто деликатно проигнорировали.
Из всего присутствующего персонала на меня косо покосился лишь физик. Предмета обсуждения – Анжелы, в пристанище педагогов не наблюдалось, следовательно, из учителей-жополизов почти всем было пофиг на случившееся. Папочка-мэр даст им денюшек лишь за хорошее отношение к его проблемной дочери и за хорошие оценки.

Вся эта бессмысленная недо-казнь закончилась спустя десять минут пять секунд. Да, вы не поверите, но все это время я от нечего делать считала время, которое показалось мне навсегда застывшим.

Рё, конечно же, ничего не будет. Я этого не допущу, даже если отец Анжелы будет этого добиваться. Вина его дочери намного больше, и я могу это спокойно доказать.

-Эй, Рё…это, спасибо тебе, - покраснев, обратилась я к моему блондинистому другу. Тот лишь широко улыбнулся и, качнув головой молвил:

-Все в порядке, не стоит благодарностей.

Мы уже проходили мимо центральной улицы городка: дождь полностью прекратился, темные тучи отползли, давая место первым за сегодняшний день личикам света. Меня отправили домой, как только я заикнулась о моем плохом самочувствии после избиения. Оно и к лучшему. Не нужно сидеть на нудном уроке, выслушивая морали из уст учителя английского языка.
Мало того, что я английский плохо знаю, поэтому учитель пользуясь этим, все время валит меня, так теперь, прознав об этом инциденте, её казни станут ещё хлеще.

Я обреченно вздохнула, подумав о завтрашнем дне? А может и вовсе забить на школу?

И тут я вспомнила об Азуме. Она, наверняка переживает, стоит хотя бы СМС ей отправить, а то ведь наверняка волнуется, бедняжка.
И вот такая мистика: как только я потянулась к телефону, он сразу же зазвонил.

Как я и думала, звонила сестричка.

-Эй, Ханочка, дорогая, с тобой все в порядке? – голос тихий, шепчущий, однако в нем прекрасно слышатся и соболезнования, и волнение.

-Не волнуйся, все в полнейшей норме, - как можно убедительнее сказала я, хотя на самом деле чувствовала себя хуже прокрученной через мясорубку тухлой рыбой, - кстати, ты на уроке звонишь?

Искоса глянув на часы, я действительно убедилась в том, что сейчас шли занятия. Нет, ну точно свихнулась девочка, и так оценки плохие, а если её сейчас заметят?

-Это, Хана, твоего братика тоже домой отправили, - она запнулась, а я, не догнав случившегося, остановилась, обдумывая сказанное, - учителя обосновали это тем, что он себя плохо вел. Но на самом деле Тоширо просто заснул на физкультуре. Что в этом такого?

Пока Азума громко и беспрерывно протестовала в телефонную трубку, я размышляла над причинами: первая – Тоширо выгнали действительно именно за то, что он заснул, но тут же есть опровержение этой теории – все на физ-ре когда-либо засыпали, ну или просто прогуливали, им же за это ничегошеньки не было; вторая – он придумал эту отмазку и попросту решил свалить домой; третья – его действительно сняли с уроков за то, что натворила я – его сестра то есть. Последнее, в итоге, самое правдоподобное.

Я тяжко вздохнула. Ну почему в нашей школе все такие подкупные козлы, до безумия обидно.

-Все хорошо, - Рё уставился на меня проницательным карим взглядом, прожигая дотла.

Я одобрительно кивнула головой. Тут же послышался голос из трубки.
На заднем плане строго говорил мужской голос: «Казуми, что там у тебя?»

-Сестренка, шуфиг! – прошипела подруга, и скинула звонок.

Я истерично засмеялась, хоть и на самом деле смеяться совершенно не хотелось.

-Мм? – блондин, идущий рядом явно был заинтересован.

Я повернула голову и посмотрела на небо: сейчас оно было ярко-синего цвета, пустое и в то же время такое глубокое, от него веяло холодом, и лишь изредка на нем проплывали остатки дождливых серых туч.
Ветер колыхал совсем недавно взошедшую траву бледно-зеленого цвета. И лишь мрачные лужи служили доказательством того, что совсем недавно погода буйствовала.

-Рё, - я пристально глянула на рядом идущего светловолосого парня, на головы две выше меня, - извини, что впутала во все это, мы ведь еле-еле знакомы, а тут я уже тебя ставлю в такие неловкие ситуации…

Не успела я договорить, как меня перебили:

-Ничего страшного, правда, - он ослепительно улыбнулся, обнажая белоснежные зубы - хлорка рулит, - а что, если бы я не пришел? Думаю, все могло закончиться печально.

Он отвернулся, серьезно и с какой-то печалью посмотрев прямо, куда-то вдаль. Я хорошо разбираюсь в характерах людей, иногда даже могу угадать, о чем они думают, однако сейчас, увидев «такого» Рё, могу смело сказать, что его понять я не могу. Он, как и Юки, не похожи на других знакомых мне людей, и да, как бы это слащаво не прозвучало, их души я так и не смогла разобрать. Изначально я думала, что Рё – всего лишь взрослый ребенок, который только и может жизни радоваться, но, тем не менее, оказалось, что он также может испытывать гнев, быть ответственным, понимать и сочувствовать.

-Кстати, а что это? – в его руках что-то проблеснуло, и теперь он, слегка покачивая, держал в руках серую прозрачную баночку округлой формы, с самым заинтересованным лицом на всем белом свете.

Я покачала головой, и уже было потянулась за лекарством, но юноша вдруг поднял руку над головой.

-Нет, нет, признавайся, - он, словно маленькое дите рассмеялся ярким, живым смехом, таким заразительным, что и я засмеялась.

Будь я выше сантиметров так на двадцать, то без проблем смогла бы забрать свою собственность, однако мой метр шестьдесят шесть по сравнению с его метром девяносто – что-то вроде мухи и слона.

Шаг, еще и ещё - бесполезно. Все мои нападения и планы по захвату таблеток всего лишь глупая и неисполнимая затея. Пока он истерически заливался смехом, я обиженно надула губы и уставилась на него.

Рё поднял заплаканные от смеха глаза цвета корицы.

-Я все ещё жду объяснений, юная миледи, - как-то официально, однако при этом он ещё умудрился выполнить реверанс. Нет, ну что за девятнадцатилетний ребенок?

-Ладно, тут и нет ничего секретного, - я перемялась с ноги на ногу и приготовилась объяснять блондину суть вещей, - только для начала отдай лекарство, а потом уж и поговорим.

На секунд так десять Рё зашел в глубокие раздумья, между его бровей образовалась складка. Нет, ну честно, ему бы в актеры.

-Не обманешь?

-Я похожа на обманщицу, - мои глаза расширились, изображая самую настоящую невинность и шок. Нужно же было подыграть, - это таблетки, специально разработанные моим отцом. Просто я болею неизлечимой болезнью, вреде бы не смертельной. Это что-то вроде астмы, но в более усугубленной форме.

Я искоса глянула на стоящего приятеля, глаза которого слегка округлились. Было видно – ему так и хочется задать кучу вопросов, однако он терпеливо выжидал продолжения ответа.

Закусив нижнюю губу, я продолжила.

-Эта болезнь называется Доларибус, одно из самых забытых и редких заболеваний, упоминания о котором заканчиваются в Древнем Риме. Другие врачи, к которым водили меня родители, разводили руками, не зная, что со мной, а отец, будучи не только политиком, но и хорошим ученым, начал собственную разработку лекарства. – я остановилась, пытаясь остановить надвигающийся порыв слез, по-моему удалось. – В любом случае, если бы не он, я бы сейчас уже давно была бы мертва.

-Ла-адно, так и быть, - он протягивает ко мне долгожданный «презент», холодные руки блондина соприкасаются с моими и я невольно вздрагиваю.

-Ты замерз? Такой холодный, - я опускаю взгляд на серый слегка потрескавшийся, влажный от утреннего дождя, асфальт.

Молчание.

Я посмотрела на него и почему-то удивилась: всю радость мигом сдуло, словно её и не было вовсе, серьезное лицо, ещё больше побелевшее, не выражает совершенно никаких эмоций, даже безразличия, и лишь глаза, в которых полыхают одиночество и досада.

-Прости, Рё, я что-то не то сказала? – голос дрожит, чертовщина какая-то. Почему у блондина и его темноволосого друга такая устрашающая аура. Лишь хорошо всмотревшись в их глаза, можно рассмотреть душу – и она, на самом деле, пугала.

-Хана-чан, пойдем уже, - голос вроде бы обычный, однако лица не видно, если честно, мне сейчас бы не хотелось его увидеть, страшно, руки дрожат.

Мы прошли мимо небольшого магазинчика с овощами, я купила килограмм помидоров и капусты, нужно же было как-то прокормить семейство. Все это время мы шли молча, не проронив ни словечка, но, не смотря на это, напряжения не было, в воздухе витал лишь еле заметный привкус страха и ещё кое-что: плохое предчувствие с утра никуда не делось.

Неожиданно зазвонил телефон, и я, взяв пакеты в одну руку, свободной полезла в сумку, чтобы достать мобильник. Как я и ожидала, звонивший – никто иной, как Тоширо.

-Итак, уважаемый юноша, и где мы? Я искренне надеюсь, что ты сейчас уже на подходе к дому, - тон строгий, но при этом заботливый. Обычно, я так не разговариваю с братиком, однако сейчас – другая ситуация, слишком плохое предчувствие.

-Хана, ты прости, но я по пути решил кое-куда заскочить, - как ни в чем не бывало, ответил Тоширо. А у меня тем временем глаза на лоб полезли.

Не подумайте, я не параноидная истеричка, просто на самом деле, в тот страшный день, когда родители погибли, сердце точно так же ныло. От этой мысли сознание поплыло, разум затуманился.

«Нет, нет!» - в пылу повторял мой внутренний голос.

А ведь тогда погода была точь в точь, точно такое же безумное весеннее солнце, влажная дорого из-за бушевавшей бури утром, даже та самая трава, колыхавшаяся в ритм, как и сегодня. Я помнила все до малейших деталей, да и вряд ли забуду когда-либо. Этот страшный ад крепко впечатался в мое тогда ещё детское сознание, думаю, тут даже амнезия или старческий маразм не спасут.

Тело задрожало, в горле все пересохло. Паническая истерика неизбежна. Да что, черт возьми, со мной? Нужно собраться!

-Г..где ты сейчас, - голос все-таки трясется, выдавая меня по уши.

-Все хорошо? Сестренка, что-то случилось? – ну вот, теперь он будет волноваться, опять, а я так не хочу. Черт, какая же я законченная эгоистка, пусть даже лишь из-за этого мне уже не видать небес, как собственных ушей.

-Д…д…да, - заикаясь, говорю я. Но тут на руки обрушивается что-то холодное, успокаивающее.

Я удивленно поворачиваюсь и вижу улыбающегося Рё. Я уже и свыклась с мыслью, что мне его никогда не понять и не предугадать. Не честно.

Его бледная рука тянется к телефонной трубке, и я спокойно поддавшись, отдаю её.

-Тоширо, Хана-чан переживает за тебя, давай мы сейчас встретимся и пойдем домой все вместе, лады? – голос уверенный и стойкий, наполненный дружелюбия.

Ответ раздается, на удивление, почти сразу же. И я никак не ожидала, что он будет положительным.

А дальше все шло своим чередом: мы договорились встретиться у каменного моста, который построен над рекой, текущей прямиком из близлежащих гор. Именно от моста был самый близкий путь к дому, поэтому мы и выбрали так идти. Плюс к этому, учитывался ещё и тот факт, что идти нам всем до него было несколько минут.

Мы шли быстрым шагом, если точнее, я просто-напросто тащилась по лужам, так как Рё тоже шел далеко не медленно, при этом держа меня за руку, а его один шаг приравнивается к моим двум.

Вокруг проносились редкие прохожие, шедшие по своим делам с угрюмыми лицами, недавно зацветшие деревья, машины, не большие магазинчики одежды и первой необходимости. Я словила себя на мысли, что опять все мелкие детали запоминаются в моем сознании.

Пытаясь отогнать от себя дурные мысли, я задумалась о том, что сейчас делает дома Юки: ушел ли он куда-либо или же все-таки остался дома. А вдруг по бабам пошел?

Черт! Да мне все равно, пусть ходит, нет никакого дела.

Я закатила глаза и вдруг, совершенно случайно, увидела на голубом чистом небе что-то странное: темная совершенно неестественная точка с огромной скоростью неслась на землю.

В голову ударила жгучая тупая боль, я пронзительно закричала, падая на землю. Из коленки потекла кровь. Блондин все ещё держал меня за руку, и я могла почувствовать, как он напрягся. Мигрень не дала и шанса пусть даже поднять взгляд.

Внезапно появившийся страх сковал меня стальными цепями. Черт, да я, наверное, ещё никогда ничего такого не чувствовала. Инстинкты подсказывали, нет, кричали мне, срывая связки: «ВСТАВАЙ, БЕГИ, БЫСТРЕЕ!», однако я ничего не смогла сделать.

Я пришла в себя лишь тогда, когда почувствовала, что уже не сижу и не стою – я вешу в воздухе на чьей-то спине. Сил на вопрос не было. Пусть резкая губительная головная боль прошла, осадок, в виде тошноты и головокружения остался.

-Нам нужно срочно убираться отсюда, - медленно проговаривал Рё, оказалось, что эта спина принадлежала ему, хотя, тут и выбирать не из кого, кому еще?

-Что…случилось? – хрипя, одними лишь губами произнесла я, в надежде, что блондин все-таки услышит мои слова.

Великая удача повернулась ко мне лицом, приятель действительно услышал, и даже ответил. Однако, его ответ меня поверг в глубочайший ужас, я почувствовала, как руки трясутся с ещё большей силой, из глаз текут слезы, и без того болезненного цвета кожа становится ещё более бледной. Я всхлипываю, надеясь, что Рё не услышит и он, действительно, молчит.

И вдруг в голове все мысли напрочь пропадают, оставляя место одной ведущей, самой главной и существенной.

-Тоширо…

______________
без музыки наша жизнь пуста и бессмысленна...
Вернуться к началу Перейти вниз
http://animefan.forum2x2.ru
Няха
Администратор
Администратор
avatar

Женщина Сообщения : 1397
Очки : 2288
Репутация : 19
Дата регистрации : 2011-02-19
Возраст : 19
Откуда : «невесомость»

СообщениеТема: Re: Падший рай   Вс Дек 29, 2013 3:51 am

Ребят, напишите пожалуйста хоть кто-нибудь что-нибудь по поводу фанфика   Неужели все так ужасно и запущенно?   Это первый фанф, в котором уже пятьдесят страниц т.т Я впервые взялась всерьез   Нет, ну правда, я уже подумываю закинуть   

______________
без музыки наша жизнь пуста и бессмысленна...
Вернуться к началу Перейти вниз
http://animefan.forum2x2.ru
Спонсируемый контент




СообщениеТема: Re: Падший рай   

Вернуться к началу Перейти вниз
 
Падший рай
Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу 
Страница 1 из 1

Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
Форум анимешников :: Творческие разделы :: Творчество-
Перейти: